?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Распространить тоталитарную пропаганду Следующий пост
Тоже герои
Основной
colonelcassad


Историк rinatzakirov продолжает копать дореволюционные источники на предмет исследования подавления Первой русской революции. Ранее уже выкладывал материал "Карательная экспедиция в декабрьские дни" http://colonelcassad.livejournal.com/846561.html посвященная художествам полковника Римана. Ну а на сей раз - Ренненкампф и Меллер-Закомельский.

Карательная экспедиция Ренненкампфа и Меллер-Закомельского

Недавно я уже поднимал тему о солдатах и офицерах Российской империи, которую мы потеряли по вине проклятых большевиков (смотри здесь).
Напомню, что в декабре 1905 года солдаты Семеновского полка под руководством полковника Римана (который был невменяем еще во время руководства расстрела демонстрации 9 января в Петербурге) устроили на Казанской железной дороге кровавую расправу против местного населения. Формальная причина-забастовка на железной дороге и действия боевых дружин.
Благословление на расправу они получили лично от ныне почти канонизированного царя-батюшки Николая II .
Взяли с собой водку, артиллерию и пулеметы и высаживались на каждой станции от Казанского вокзала до Коломны.
Стреляли с поезда в женщин. Закалывали прохожих штыками. Выбивали зубы, выкалывали глаза. Добивали раненых в больницах. Сопротивления никто не оказывал: дружинники были или на Пресне, или успели скрыться.
В итоге из 150 зверски убитых семеновцами хоть какое то отношение к боевой дружине могли иметь человек 15. Плюс после отъезда семеновцев осмелевшая полиция и жандармерия продолжали кого то ловить и расстреливать, на всякий случай подхоранивая трупы в общие могилы убитых семеновцами.
Это еще до всяких военно-полевых судов и столыпинских галстуков, но уже после Манифеста 17 октября, провозгласившего гражданские свободы и неприкосновенность личности. Под хруст французских булок.
Однако эта карательная экспедиция была не единственной. И даже не самой страшной...
Сегодня мы почитаем статью Ф.Купчинского "Тоже герои" о карательной экспедиции генералов Меллер-Закомельского и Ренненкампфа...

Источник-историко-революционный сборник "Былое". 1908 г. Том 7. Заранее извиняюсь за качество сканированного текста.

«Тожѳ герои", Генералы Меллеръ-Закомельскій и РенненкампФъ.

(Изъ недавияго прошлого Забайкалья.)

Еще не такъ давно обширную всероссійскую и даже міровую извѣстяость стяжали себѣ знаменитымъ „усмиреніемъ" Забайкалья эти генералы. Имена ихъ повторялись съ ужасомъ и трепетомъ, газеты называли ихъ съ большой опаской и едва рѣшались говорить о творимыхъ ими расправахъ на Забайкальской желѣзной дорогѣ. Но все таки писали и говорили объ этихъ генералахъ достаточно, чтобы общество представляло бы ихъ себѣ совершенно ясно, что за циркулируемыми легендарными слухами о ихъ дѣятельности скрывалась страшная потрясающая трагедія не-нужныхъ безчисленныхъ убійствъ-казней, тѣлесныхъ расправь и проч. Только общество не знало подробностей этихъ подвиговъ „мирныхъ" завоевателей забайкальскихъ станцій.

Бывшій начальникъ II отдѣл. службы движенія забайкальской ж.-д., H. А. Усовъ, въ двухъ, изданныхъ имъ въ Харбинѣ, брошюрахъ описываетъ изумительвыя, потрясающія душу подробности расправъ на Забайкалѣ, творившихся генералами Ренненкампфомъ и Меллѳръ-Закомельскимъ. По понятнымъ причннамъ, эти книжки не могли видѣть свѣтъ, такъ какъ въ нихъ подробно и ярко описаны эти подвиги, на которыхъ сейчасъ я остановлю вниманіе читателей. Уже послѣ „усмиренія Забайкалья" Меллеръ-Закомельскій довольно опредѣленно проявилъ себя въ Прибалтійскомъ краѣ, о чемъ въ свое время много говорила и «легальная» пресса. Потому останавливаюсь на дѣятельности забайкальскихъ ка-рательныхъ отрядовъ въ началѣ 1906 г.

Ограничусь краткими данными, провѣренными по вышеупомянутымъ воспоминаніямъ г. Усова. На станціи „Мысовая" 19 января была пролита первая кровь. Меллеръ-Закомельскій разстрѣлялъ 6 человѣкъ. Послѣ гене-ралъ Ренненкампфъ повѣсилъ б человѣкъ, разстрѣлялъ — 13. Многое множество людей было сослано на каторгу, брошено въ тюрьмы по ничтожнымъ, случайнымъ, вовсе ничѣмъ не провѣрѳннымъ подозрѣніямъ. Число ихъ неизвѣстно. Меллеръ-Закомельскій разстрѣлялъ тоже 13 человѣкъ. Это все зарегистрованныя цифры. А сколько было невѣдомо какъ и гдѣ казненныхъ, не внесенныхъ въ оглашенные списки? И хотя въ январѣ на забайкальской дорогѣ рѣпштельно нечего было усмирять, къ ней съ двухъ концовъ, „усмиряя" и „карая" придвигались отряды: Ренненкампфъ —съ востока, и Меллеръ-Закомельскій — съ запада. T. Усовъ такъ описываетъ историческую встрѣчу двухъ отрядовъ царскихъ опричниковъ.

„Пріѣхавъ на станцію „Мурино", я. прежде всего, спросилъ назначеніе поѣздовъ. Получплъ отвѣтъ: едетъ генералъ Меллеръ-Закомельскій съ „семеновцами". Депеша о назначеніи передана наполовину, потому что въ Слюдянкѣ некому передавать. Вся смѣна тетѳграфистовъ перепорота; остальные — разбѣжались. Невеселыя мысли овладѣли мною, — что это за таинственность? ... Около 10 часовъ вечера подошелъ первый „боевой" поѣздъ. Такихъ поѣздовъ я еще не видѣлъ. Только что поѣздъ остановился, его окружили солдаты, а изъ поѣзда вышли дежурный по эшелону, довольно полный капитанъ съ черной бородой и ревизоръ движенія Кульчицкій; послѣдній подбѣжалъ ко мнѣ и сказалъ: — Идите въ задній вагонъ начальника I отд., а съ ними ради Бога, ничего не говорите!

Ужасъ! Ужасъ!..." Г. Усовъ поѣхалъ съ этимъ поѣздомъ. Изъ разговоровъ съ Меллеръ-Закомельскимъ и офицерами отряда выяснилось, что опредѣлеинаго маршрута у отряда еще не было; но чувствовали какое-то соревнованіе съ отрядомъ Ренненкампфа, какое-то страшное соперничество. — Эхъ, хорошо бы уговорить нашего генерала ѣхать безъ остановки и „взять" 1InTy раньше Ренненкампфа, — сказалъ какъ-то въ разговорѣ одинъ изъ офицероръ. Они точно ревновали къ отряду Ренненкампфа свои возможные лавры въ Читѣ, въ которой, къ слову сказать, тогда было уже спокойно. — Ренненкампфъ расправится; вѣдь, это звѣрь, — говорилъ другой офицеръ, — перевѣшаетъ забастовщиковъ, каісь собакъ, шкуру спустить нагайками... Отрядъ ѣхалъ и арестовывалъ по дорогѣ „подозрительныхъ". И никто не зналъ, кто и почему „подозрителенъ". Часто арестованныхъ отпускали, часто везли съ поездомъ. А однажды одинъ студѳнтъ и одинъ теіникъ, арестуемые^ робко попросили полномочій, имъ Заботкинъ отвѣтидъ: — На будущее время, когда васъ спрашиваютъ, кто ,вы та* кіе, вы должны отвѣчать, а не спрашивать полномочія; я ваш» могъ бы показать пояномочія, разложить васъ и отодрать на гайками. А какъ и почему арестовывали явотвуегъ, напримѣръ, ивъ слЬдующих словь подполк. Заботкишц свазааныхъ г. Марцинкѳвичу: Надо арестовать бывшаго и настоящаго старшнхъ теле-графистовъ, а также и контролеръ-механнка Немельцева; его фивіономія мнѣ показалась очень подозрительной, когда пороли телеграфистовъ въ Слюдянкѣ.
Но... послѣ оказалось, что они были даже внѣ всякихъ подозрѣній въ „неблагонадежности**. Недурная картина рисуется дальше: „... Г. Марцинкевичъ сказалъ что-то по-французски подполковнику Заботкину, послѣ чего взяли телеграфиста Яцуна и уведи, а спустя 2 минуты въ контору ворвался началышкъ станціи Бакманъ, на которомъ буквально не было лица. Въ отворенную дверь ворвались душу раздирающіе крики и подп. Заботкинъ сказалъ: — Ну, теперь можно ѣхать!
Мы вышли и въ корридорѣ я увидѣлъ, что, прислонясь юъ стѣнѣ, въ накинутомъ на плечи пальто, которое было въ снѣгу, едва держась на ногахъ, стоить истерзанный телѳграфисть Яцунъ (пять минуть назадъ вѣрившій въ наступившую „весну**). Взглядъ, брошенный Яцуномъ на Марцинкевича и Забот-кина, я никогда не забуду; въ этомъ взглядѣ выражалось одновременно и страшная безысходная тоска, и мука, и нѣмой укоръ... Кавалооь, онъ спрапшвалъ: аа что вы истерзали меня? За что надругались надо мной?... ... Вошелъ Заботкинъ. — Ну, что, кончили? всыпали многимъ? — спросили офицеры. — Всего одному, да мало всыпали; виноватъ полковникъ, не понялъ меня,. — отвѣчаетъ Марцинкевичъ и продолжаетъ: — Хорошо бы для острастки выпороть хотя одного начальника почтовой конторы... Оотомъ офицеры пошли спать. Марцинкевичъ, по приказу котораго пороли телеграфистовъ, быль чиновникъ. Одинъ капитанъ (коего полная характеристика ниже) даетъ ему такую характеристику. — Чиновникъ онъ маленькій, всего титулярный совѣтникъ, но личность способная и замѣчательная; несомнѣнно, далеко пойдеть! Можете представить, выслужилъ пенсію уже 22 года. 8 мѣсяцевъ въ Порть-Артурѣ пробылъ — засчитали Il лѣт». Вернулся въ Петербургъ — послали его по почтовымъ забастовкаиъ, за каждую командировку прибавляли годъ па пенсію давали отъ 2 до 3 тысячъ.
Полковнику Сыропятову (начальнику жандармскаго управленія сибирск. ж.-д.) онъ такъ понравился, что тотъ прѳдлагалъ ему даже поступить къ нему на службу. Сейчасъ Константинъ Владиміровичъ Марцинкевичъ состоитъ чиновникомъ особыхъ поручевій при главномъ началь- нике почтъ и телеграфовъ и командированъ съ нами.
A послѣ, ңогда зашѳлъ разговоръ о безпорядкахъ и забастовкахъ, тотъ-же капитанъ разсказывалъ, видимо, съ удовольствіемъ, какъ „хорошо усмиряли». — Когда намъ приходилось дѣйствовать прикладами, мы били преимущественно по груди; побьешь, а утромъ человѣкъ готовъ!... Недурно?... И этимъ не исчерпываются циничныя откровенности капитана.

http://rinatzakirov.livejournal.com/662510.html - цинк

Продолжение следует....

PS. Собственно, из таких мелочей, которые каратели походя совершали в процессе подавления революции, затрагивая вполне лояльных царскому режиму людей и вызревал тот костер недовольства, который позднее сожрал изнутри армию Колчака, ибо в 1918-1919 годах еще вполне хорошо помнили художества старой власти.

PS2. Касательно же самого Ренненкампфа, то в годы Первой мировой войны, он был среди косвенных виновников катастрофы русской армии под Танненбергом, причем еще при царе против него велось дело по факту различных злоупотреблений, правда до суда дело так и не дошло. А вот у большевиков для бывшего карателя время нашлось - весной 1918 года расстрелян по приказу Антонова-Овсеенко.


Подписаться на Telegram канал colonelcassad

promo colonelcassad июнь 11, 17:10 172
Buy for 750 tokens
На днях пересекся в Севастополя с Максимом Григорьевым, которого хорошо знаю еще по 2014-2015 году, когда он подготовил два отличных отчета, где были задокументированы военные преступления, пытки и факты жестокого обращения со стороны ВСУ, СБУ и МВД Украины за 2014-2015 года…

  • 1
у нас если начну революционные события,то первым делом солдаты почикают "офицеров",которые их кошмарят.

Вас, лично, "кошмарили" некие "офицеры"?
За что?
Или не довелось отслужить и мнение чисто теоретическое?
Если для вас "кошмарить" это - вот, примерно такое:


то мне Вас искренне жаль :)

Edited at 2012-10-28 18:42 (UTC)

(Удалённый комментарий)
Там и на суше было более чем противно.

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
География этого беспредела была довольно обширной и не ограничивалась двумя столицами и Транссибом.

*Собственно, из таких мелочей, которые каратели походя совершали в процессе подавления революции, затрагивая вполне лояльных царскому режиму людей и вызревал тот костер недовольства, который позднее сожрал изнутри армию Колчака, ибо в 1918-1919 годах еще вполне хорошо помнили художества старой власти.

Не согласен. Эти, вышеописанные, зверства творили верные слуги "невинноубиенного" и "святого великомученника".
А КолчакЪ - он же вполне себе был Революционный Верховный Правитель - абсолютно не монархические ценности Февраля, Учредительного Собрания, Демократии, Конституции и пр. защищал от Сатанинских Узурпаторов - Большевиков.
Так, что тень зверств карателей св. великомученника Николая II на него не легла никак.
Это уж сам КолчакЪ и его генералы очень постарались вызвать тотальную ненависть сибирских мужиков своими методами правления на на временно контролируемых территориях. Да при этом, ещё служа откровенной "ширмой" для реальной силы - чехословаков (читай - Антанты), которая "крышевала" "правителя омского".
Еще раз повторю - Колчак, не был монархистом (как не было ими и большинство вождей "белого движения"), не ассоциировался с реставрацией монархии.
Но партизанско-повстанческое движение в собственном тылу он разжёг такое, что его спасали только чехословаки, контролировавшие Транссиб. И как только основную часть краденного Золотого Запаса России чехи протолкнули за Байкал - они тут же сдали Колчака, ибо и самим могло уже стать "кисло" от партизанских дивизий.
Вот и шлёпнули повстанцы Колчака аж за месяц до входа в Иркутск частей 5-й Красной Армии.

Edited at 2012-10-28 16:11 (UTC)

Причем тут ценности по такому-то счету? Колчак был, как и большинство руководителей Белых, в первую очередь выходцем из офицерского корпуса. Политика у них там вторична, классовое происхождение рулило.


Почему у "настоящих русских", фамилии обычно "Реннекампф", "Меллер", и прочие колчаки-врангели?

Ну почему же - "обычно".
Был ещё и Краснов (точнее - Красновы), которого легко могли в "лучшие немцы" произвести, проживи он подольше.
Был - японская подстилка, Семёнов.
Были Корнилов, Алексеев, Марков, Каледин, Дутов, Шкуро, Мамонтов, Калмыков, Слащев и т.д.
Фамилии - это ещё совсем не показатель. Как "русскости", так и патриотизма.
Примеры из последней Войны - генералы: Власов ("русский") и Рокоссовский ("поляк"), Трухин ("русский") и Драгунский ("еврей").
И кто тогда более русские - Власов с Трухиным или Рокоссовский с Драгунским, думаю, что ответ очевиден.

Спасибо за наводку. rinatzakirov зафрендил.

Парижский журнал "Былое" пишуший о Николае (и его генералах), что бы Вам было понятно, как сейчас Аль-Джазира показывающий зверства режима Каддафи.

Большевисткая (либеральная) пропаганда и ничего более.

Да ну.
То-то с генералом Самсоновым у него были тёплые, приязненные отношения.

О! Ренненкампф - мой любимы герой мерзавчик.
Кстати, с Самсоновым у него были крайне плохие отношения, неприязнь была взаимной.
Собственно, о его вине в катастрофе под Танненбергом говорили почти в открытую.
Вообще - весьма хреновый вояка, но удачливый каратель.
На том и выплыл в 1905м - его уже тогда хатели убрать.

насчёт Самсонова-это версия Гофманна,который в русско-японскую был наблюдателем в японской армии.что касаемо Танненберга-вина комфронта.весьма хреновый вояка-простите,а кто тогда фрицев под Гумбинненом нагнул.кстати если не ошибаюсь Ренненкампф произнёс фразу про ДВ-пусть там будет русская пустыня,чем корейский рай.

Усы - подражание Александру Николаевичу 2 "Освободителю".
Может есть мнение, было бы интересно, к чему бы это?

PS2 поправьте: Овсиенко - это певица такая. А писатель-большевик - Антонов-Овсеенко. Его, кстати, тоже расстреляли.

Что за нечеловеческий бред про 150 расстрелянных и сотни подхороненных :)

Да какой же бред, обычная банальность беспредела карателей, которых в 20-30е годы отлавливали и расстреливали.

Вот выписка из протокола допроса одного из карателей расстрелянного в 30-е.

"В 1905 году, будучи командиром 10-й роты, я с остальным составом полка выезжал в Москву на подавление революции. Во главе полка стоял генерал Мин. Командиром 3-го бат[альона], в который входила моя рота, был полковник Риман. Весь 3-й батальон с карательной экспедицией по прибытии в Москву был отправлен по линии Казанской жел[езной] дор[оги]. Моя рота выехала и заняла ст[анцию] Голутвино. На этой станции нами было расстреляно около 30 человек, из коих один арестованный с оружием рабочий-железнодорожник был мною пристрелен лично. На ст[анции] Голутвино, в сравнении с другими станциями этой дороги, было расстреляно большее количество рабочих.<...>По возвращении полка в Петербург, позже, на специально устроенный праздник в знак высочайшей милости к нам приезжал Николай II."

Только одним данным деятелем было на одной станции расстреляно около 30 человек.

Путевой дневник А.А. Эйлера из администрации деникинской Добровольческой армии ( Журнал "Звезда", 2000, № 1):
"Познакомился с приехавшим к губернатору из Актюбинска уездным начальником Актюбинского уезда полковником Кожиным. Бывший жандармский офицер, грубый и цинично жестокий человек. [...]
В частных разговорах проявляет несомненные наклонности к садизму, рассказывая как утонченно жестоко он мучил большевиков на фронте, закапывая их живыми в землю и вставляя им в задний проход раскаленные шомполы. Политику Добрармии, не стесняясь, ругает, считая ее "дермократией".

Никакое воображение не способно представить себе картину этих истязаний. Людей раздевали догола, связывали кисти рук веревкой и подвешивали к перекладинам с таким расчетом, чтобы ноги едва касались земли, а потом медленно и постепенно расстреливали из пулеметов, ружей или револьверов. Пулеметчик раздроблял сначала ноги для того, чтобы они не могли поддерживать туловища, затем наводил прицел на руки и в таком виде оставлял висеть свою жертву, истекающую кровью... Насладившись мучением страдальцев, он принимался снова расстреливать их в разных местах до тех пор, пока живой человек не превращался в кровавую массу и только после этого добивал ее выстрелом в лоб. Тут же сидели и любовались казнями приглашенные "гости", которые пили вино, курили и играли на пианино или балалайках...

Часто практиковалось сдирание кожи с живых людей, для чего их бросали в кипяток, делали надрезы на шее и вокруг кисти рук, щипцами стаскивали кожу, а затем выбрасывали на мороз... Этот способ практиковался в харьковской чрезвычайке, во главе которой стояли "товарищ Эдуард" и каторжник Саенко. По изгнании большевиков из Харькова Добровольческая армия обнаружила в подвалах чрезвычайки много "перчаток". Так называлась содранная с рук вместе с ногтями кожа. Раскопки ям, куда бросали тела убитых, обнаружили следы какой-то чудовищной операции над половыми органами, сущность которой не могли определить даже лучшие харьковские хирурги... На трупах бывших офицеров, кроме того, были вырезаны ножом или выжжены огнем погоны на плечах, на лбу - советская звезда, а на груди - орденские знаки; были отрезаны носы, губы и уши... На женских трупах - отрезанные груди и сосцы и пр. и пр. Много людей было затоплено в подвалах чрезвычаек, куда загоняли несчастных и затем открывали водопроводные краны.

В Петербурге во главе чрезвычайки стоял латыш Петерс, переведенный затем в Москву. По вступлении своем в должность "начальника внутренней обороны", он немедленно же расстрелял свыше 1000 человек, а трупы приказал бросить в Неву, куда сбрасывались и тела расстрелянных им в Петропавловской крепости офицеров. К концу 1917 года в Петербурге оставалось еще несколько десятков тысяч офицеров, уцелевших от войны, и большая половина их была расстреляна Петерсом, а затем жидом Урицким. Даже по советским данным, явно ложным, Урицким было расстреляно свыше 5000 офицеров.

Переведенный в Москву, Петерс, в числе прочих помощников имевший латышку Краузе, залил кровью буквально весь город. Нет возможности передать все, что известно об этой женщине-звере и ее садизме. Рассказывали, что она наводила ужас одним своим видом, что приводила в трепет своим неестественным возбуждением... Она издевалась над своими жертвами, измышляла самые жестокие виды мучений преимущественно в области половой сферы и прекращала их только после полного изнеможения и наступления половой реакции. Объектами ее мучений были главным образом юноши, и никакое перо не в состоянии передать, что эта сатанистка производила со своими жертвами, какие операции проделывала над ними... Достаточно сказать, что такие операции длились часами и она прекращала их только после того, как корчившиеся в страданиях молодые люди превращались в окровавленные трупы с застывшими от ужаса глазами...

  • 1