?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Распространить тоталитарную пропаганду Следующий пост
Белорусский список - Глава 2
Деревня Дураков
colonelcassad


Продолжаем публиковать главы "Белорусского списка" за авторством товарища broztito_alive

Белорусский список - Глава 1 http://colonelcassad.livejournal.com/778755.html

Глава 2.

*  *  *
Минск встретил Николая солнечной погодой. Но это солнце было обманчиво, т.к. температура для середины июня была довольно низкой. Было ветряной, повсюду виднелись следы того, что дожди никак не могут прекратиться. Из аэропорта Минск-2 до гостиницы Николай добирался на такси. Дорога была довольно долгой – аэропорт располагался далеко от города. Однако машин было немного, поэтому такси ехало довольно быстро. Николай отметил, что средняя скорость была не менее 120 км.ч. Таксист что-то рассказывал Николаю про свою работу, дороги и Лукашенко. Но Николай его не слушал. Он лишь делал вид, что слушает и постоянно кивал. Куда больше его интересовало то, что он узнал из паки в самолете. Хотя про содержание материалов в папке он знал уже давно. Его беспокоило, как это может относиться к нему сейчас. «Катынь, Катынь» - не выходило у него из головы всю дорогу.

17 сентября 1939 г. Красная Армия перешла границу Польши. В то время граница располагалась недалеко от Минска, куда она сдвинулась после Рижского мирного договора. Поводом к переходу границы послужило то, что за месяц до этого в Москве министр иностранных дел Германии И. фон. Риббентроп и народный комиссар иностранных дел СССР В.М. Молотов подписали договор о ненападении и секретный протокол к нему. Согласно условиям протокола, СССР занимал, в случае войны в Польше, территории Западной Беларуси и Украины. Перейдя советско-польскую границу, Красная Армия столкнулась с польскими военными частями. Они не воевали между собой: главком польских вооруженных сил признал, что войны с СССР нет и приказал не оказывать сопротивление советским войскам. Правда кое-где небольшие стычки все же были, но носили они локальный и крайне редкий характер.
В итоге, Красной Армией в Восточной Польше было взято в плен 250 тысяч польских военнослужащих, но в конечном счете в советском плену оказалось от 130 тысяч (по советским данным) до 180 тысяч (по польским данным) солдат и офицеров.
Солдат скоро распустили по домам, а вот офицеров разместили в наспех созданных лагерях: в Козельске, Старобельске и Осташково. В 1943 г. Поляков, содержавшихся в Козельске нашли под Смоленском. Мертвыми. Убитыми пулей в затылок. Нашли их немцы (Смоленск тогда был под оккупацией), которые объявили всему миру, что это сделали палачи из НКВД… Место, где нашли убитых поляков зазывалось Козьи Горы. Но рядом там была деревня Катынь, поэтому по названию деревни и стали это историческое событие – «катынский расстрел».
Гостиница «Беларусь» располагалась недалеко от центра Минска, вблизи Комсомольского озера. Это было мощное, высотное здание, которое уже как-то даже хотели снести, но все же не решились это сделать. Почти со всех сторон Гостиница была окружена живописным парковым пейзажем. Совсем рядом с ней находился «Дом Москвы». Николай точно не помнил, но ему казалось, что открывать это здание приезжал Юрий Лужков, который в Беларуси был в большом почете, особенно во время своего руководства в нерезиновой столице.

Номер Николая был не из самых дорогих, но и не самый плохой. Все необходимое там присутствовало. Он подумал, что хорошо было бы отдохнуть, но попытка заснуть не увенчалась успехом. Пролежав без толку пол часа он встал и подошел к окну из которого открывался прекрасный вид на город. Плюнув на отдых, Николай умылся, переоделся и пошел на улицу. Тучи ходили вокруг по небу, но в основном было солнечно. На земле от яркого солнца переливались искрами лужи, которые стали непременным атрибутом этого лета. Николай спустился с возвышенности, на которой стояла гостиница в сторону шумевшего в дали проспекта. Он шел не спеша, пытаясь определить, как ему лучше попасть на противоположную сторону улицы к гостинице «Юбилейная», где он намеревался арендовать автомобиль. Минск он немного знал, но был в последний раз здесь три года назад, когда брал интервью у министра иностранных дел Беларуси. Тогда он еще работал в ТБК. В тот раз он останавливался именно в гостинице Юбилейная и помнил, что там рядом с ней есть прокат машин.

От своей гостиницы Николай прошел не более 500 метров, когда вдруг услышал оклик:
- Какие люди в наших краях!
Он обернулся и увидел человека в светлом костюме, при галстуке. На вид ему было лет 30. Николай его сразу узнал – Витя Коржаков. Его старый приятель еще со студенческих времен.
- Почему я должен тебя тут вылавливать и почему я не знал, что ты здесь? – спросил он Николая, когда они поздоровались.
Немало удивленный Николай ответил лишь:
- Почему ты знаешь, что я здесь?
- Да я мимо шел. Я же тут работаю недалеко, - Витя махнул рукой в сторону высотного здания, на самой крыше которого красовалась надпись XEROX.
На одном из этажей этого здания располагалось представительство Краснодарского края Российской Федерации в Беларуси, где и работал Виктор.
- Так как ты узнал, что я здесь? – не унимался Николай, которому уже порядком поднадоели сюрпризы.
Виктор отмахнулся:
- Пошли, посидим и поговорим. Ты голоден? Я да.
Николай тоже был голоден и они отправились в кафе, где, уже усевшись за столик Виктор сказал:
- Так почему не предупредил? Мы год не виделись с моей поездки в Москву. Да и то ненадолго, - Виктор попытался изобразить возмущение, что с его большими глазами было совсем нетрудно.
- Неправильно мы начинаем беседу, - парировал Николай.- Лучше скажи, откуда ты знаешь, что я приехал, при том, что я тут всего пару часов?

Виктор лишь хитро заулыбался. Он так и не научился притворяться, как следует, подумал Николай. Они знали друг друга давно. Николай учился на журналистком, а Виктор на юридическом. У них были общие друзья, через которых они и познакомились. Одно время они очень хорошо дружили, но время постепенно развело их, хотя иногда они пересекались. В последнее время все реже.
- Как дела у Кати? – спросил Виктор проигнорировав вопрос Николая.
- Замечательно, насколько я могу судить. Ты бы мог и сам позвонить спросить как-нибудь. За целый-то год. И про ее дела и про мои. Но нет. Ты не позвонил, не написал. Ты внезапно появился здесь передо мной. И я не знаю, откуда ты узнал про мой приезд. Как думаешь, я что-то подозреваю или сделаю вид, что удивлен, но не шокирован?
Николай закурил.
- Ты Коля так сильно не нервничай. Расслабься и наслаждайся обстановкой. Сегодня хорошая погода более-менее, мы сидим в уютном месте и перед нами открывается хороший вид на проспект, ты встретил старого друга.
Это вызвало лишь улыбку у Николая.
- …И эта встреча доставила мне массу удовольствия. Я очень рад, что тебя увидел. А теперь давай к ближе к делу.
- А что ближе к делу, Коля? Дело у нас простое. Я тебе сейчас все расскажу. Ты только скажи, как там дела с Корнем? Я слышал он требует деньги?
- Требует, требует. Ты , я вижду в курсе событий! – усмехнулся Николай.
- Это моя обязанность быть в курсе событий. А еще моя обязанность посвещать в курс событий тех, кто чего-то не знает. Или не хочет знать. Но так бывает, что им это знать надо. И понимать тоже? Зачем? Затем, чтобы сохранить душевное спокойствие. И я здесь как раз за этим, Коля.

Николая постепенно эти кривляния стали выводить из себя. Виктор не был таким раньше. Но сейчас он, видимо, упивался своим положением того, кто знает больше, чем его собеседник и эта игра, судя по всему, доставляет ему удовольствие.
- Ты, Коля, встретил старого друга. Сейчас сидишь с ним в уютном кафе. Вечером можешь пойти с ним в дорогой ресторан или куда-нибудь еще, а завтра он сводит тебя на экскурсию. Куда? Придумаем куда. Либо же опять можно завалиться в ресторан. Вечером твой друг отвезет тебя в аэропорт и посадит на самолет до Москвы. Ты улетишь.
Николай молчал несколько секунд, потом сказал:
- Тебя, дорогой мой друг, контора прислала меня встретить? И выпроводить отсюда?
Друг развел руками.
- Что ты! Я пока тебе по-дружески советую то, как тебе провести здесь время. Контора пока не вмешивается. А вот когда она вмешается, никто тебе рестораны предлагать не будет. Если ты понимаешь. А ты я думаю, понимаешь.

Почти с минуту они просто смотрели друг на друга. Тон Виктора уже не был веселым или издевательским. Теперь он был абсолютно серьезен. И смотрел тоже очень серьезно. Прямо как в тот день пять лет назад, когда Виктор попросил его время от времени рассказывать ему о том, что говорят в кулуарах ТБК, о чем говорит начальство на корпаративах, о чем шепчутся в кабинетах. А лучше не просто слушать, а записывать. Записывать и передавать ему. А он – Виктор – в свою очередь, постарается, чтобы карьера его друга в ТБК складывалась успешно и ярко. Тогда Николай ответил отказом и попросил никогда больше ему такое не предлагать. Виктор не то, чтобы обиделся, но и сохранить свое прежнее отношение к Николаю тоже не мог. Его это почему-то задело.

Сейчас Николай смотрел на него и понимал, что перед ним не простой новичок серьезной организации, который когда-то давно просил его постукивать на начальство. Перед ним теперь уже вполне сложившийся сотрудник. И он не допустит, чтобы Николай так просто взял и оборвал его на полуслове, сказав твердое «нет». Он этого и не сказал. Он затянулся сигаретой, смял ее в пепельнице, кашлянул и сказал:
- Я бы сейчас хотел тебя расспросить об этом всем подробнее, узнать, что же такое скрыто в этой моей поездке, как тут привязана контора… Но я не буду этого делать. Я просто встану и уйду. С чувством глубоко удовлетворения, что ты останешься здесь, не добившись своей цели. Ты так просто меня не оставишь, я понимаю, у тебя наверняка есть козыри в рукаве, но мне плевать, потому что этот первый раунд останется за мной. Я победил.
Визави Николая только рассмеялся и с издевкой посмотрел на него:
- Твои проблемы со статьей про наркоту – ерунда, по сравнению с тем, что ты можешь огрести здесь. Понимаешь? Вставай, уходи к чертовой матери, но через пару дней, когда до тебя дойдет, что нужно было послушаться меня, ты припрешься ко мне в представительство с покаянием. Ты пойми, я ничего тебе рассказывать не должен. Я и не хочу. Тебе это знать не надо. Тебе надо просто вернуться домой.

Николай не совсем понимал, что же ему сейчас делать: красноречиво уйти, как он и хотел, либо проявить слабость и остаться в надежде получить хоть какие-то разъяснения по поводу происходящей ситуации. Хотя какие разъяснения? Он и так видел, что его друг ничего рассказывать не собирается. Более того, он откровенно издевается над ним. Смеется. Как-будто играет. Только вот что у него на уме? Он хочет помочь? Или выполняет поручение?
- Телеграфируй своему начальству, что я послал тебя на три буквы, - быстро отчеканил Николай, бросил деньги за обед на стол, встал и направился к выходу.

Виктор проводил его абсолютно беспристрастным взглядом. Ему было все равно. Он сделал попытку, она не удалась.
Николай же выйдя из кафе, сразу решил проверить почту по телефону и обнаружил там письмо с указанием места встречи с таинственным незнакомцем. Он запомнил адрес, стер письмо и отправился в сторону гостиницы, которая была минутах в 15 ходьбы от того места, где они были с Виктором. С тем самым Виктором, который когда-то учил его быстро ездить на машине, объяснял как правильно знакомиться с девушками, вводил во всякие юридические тонкости. Он, в свое время, многое от него узнал. Узнал, как правильно говорить с начальством, с теми людьми, у которых он брал интервью.

Он уже считал его своим другом, пока тот вдруг не стал под предлогом большой занятости все больше и больше отдаляться от него. В какой-то момент Николай смирился с тем фактом, что они уже не когда не станут общаться как прежде. Небольшие проблески надежды, которые появлялись после недолгих визитов Виктора в Москву, надежды абсолютно не вселяли, ну а сегодняшняя ситуация полностью подвела черту под их дружбой.

Направляясь к гостинице, Николай проклинал себя за то, что сейчас пошел на поводу эмоций, что решил уйти, вместо того, чтобы попытаться вытянуть из Виктора как можно больше информации. Ведь все было действительно не так просто и легко как ему говорили вчера в редакции, значит тут действительно был какой-то подвох. Он особо не удивлялся, потому что сам чувствовал недосказанность, когда получал свое задание. Теперь его догадки лишь подтвердились и укрепились. Николай достал сигарету и вновь закурил, остановившись на несколько минут под сенью деревьев, идущих вдоль небольшой аллеи вдоль русла Свислочи.

Перед ним стояло массивное сооружение под названием гостиница «Беларусь», справа от него находился Дворец Спорта, а слева стела «Минск – город-герой». Издали он мог видеть, как к стеле поднимаются люди, среди которых отчетливо выделялась девушка в пышном белом платье – невеста, направлявшаяся сор своим женихом к основанию монумента с букетом цветов, который они оставят там. Потом, когда они сядут по машинам и разъедутся, то возле стелы сразу же появится бомж, соберет все цветы и сдаст их в ларек, торгующий цветами на вокзале.
Николай присел на лавочку и при помощи карты в телефоне стал определять место предстоящей встречи сегодня вечером. Встреча была назначена на семь часов на площади Якуба Коласа. Это было недалеко от гостиницы, если добираться трамваем. Николай решил, что не будет брать на прокат машину. Почему, он сам не знал. Просто ему вдруг расхотелось.

Докурив сигарету, он встал и пошел дальше, направляясь к месту своего временного пребывания в этом городе.
Как только он зашел в фойе гостиницы, администратор сразу же подозвал его к себе и передал конверт, который неизвестно кто оставил для него. Николай забрал конверт, поблагодарил администратора, поднялся в номер и уже там ознакомился с содержанием послания. На белом листе бумаги в конверте было назначено новое место и время встречи: сегодня в восемь вечера возле памятника Тарасу Шевченко.

Переносу места встречи Николай совсем не удивился, хотя вся эта конспирология уже стала его напрягать. Столько резко сменяющих друг друга событий за несколько дней явно не настраивали его к спокойствию, которое было обещано ему начальством.
Памятник великому украинскому поэту располагался совсем рядом с гостиницей: до него было минут 15-20 ходьбы быстрым шагом. За оставшееся до встречи время Николай решил все же попытаться отдохнуть. Он смог уснуть, причем довольно надолго и проснулся только к пяти часам вечера. Собравшись и приведя себя в порядок он вышел из гостиницы в половину восьмого и направлялся к месту встречи. Там он был без пяти минут восьмого. Тот человек, с которым он встречался должен был сам его узнать, поэтому Николай никого не высматривая, присел на лавочку недалеко от памятника и закурил. Памятник Тарасу Шевченко стоял в скверике, который расположился в довольно шумном месте города. Однако этот сквер хитро находился именно в таком месте, которое было скрыто домами и деревьями от шумящих магистралей, поэтому ни звуки машин, ни троллейбусов, ни автобусов, ни трамваев сюда не доходили. Недалеко от монумента располагалось украинское посольство, построенное в современном стиле, напоминавшее скорее ледовый дворец или что-то в этом роде.

Николай достал пачку с сигаретами и, глянув, что их у него осталось всего пять штук, оглянулся по сторонам, ища либо магазин, либо ларек. Не найдя ничего похожего, он решил отложить покупку никотиновой отравы на более позднее время, после встречи с тем, кто, видимо, не особо спешил т.к. на часах было уже пять минут девятого.
Тут уже Николай решил сам обвести взглядом людей, надеясь увидеть своего таинственного незнакомца, о котором он не знал ровным счетом ничего. Однако ни студенты, ни молодые мамы явно не подходили на эту роль. Он еще раз посмотрел на часы: 20.08. Непунктуальности он не любил. Он вообще не любил напрасного ожидания. Особенно если это ожидание приносит к тому же волнение.

Примерно через три минуты он увидел как в его сторону направляется пожилой мужчина, лет 60-ти, невысокий, с седыми усами, большими глазами в круглых очках и с кейсом в руке.
- Николай? – спросил дедушка, подойдя вплотную
- Дя, - ответил он, встал и пожал ему руку.
- Мое имя вам знать не обязательно, общаться мы будет не долго, поэтому можно обойтись без этого.
Они присели и дедушка без предисловий перешел к делу.
- Вы ведь в курсе, что такое катынский расстрел, да?
- Да, конечно в курсе. Я занимался этим вопросом пару лет назад.
- Мне говорили, вы брали интервью у Дональда Туска?
- Брал и среди прочего мы говорили о Катыни.
Дедушка только на вид был дряхлым. Говорил он очень бойко, взгляд у него был цепким, смотря на Николая он как-будто его сканировал.
- И у погибшего пана Качиньского тоже брали?
- Нет, не успел. Я тогда приехал в Смоленск, еще до катастрофы, буквально перед ней. Еще по СМС передавал новости с места событий. Мы с ним должны были встретиться после церемонии. Ненадолго. Поговорить о Катыни, об отношениях России и Польши…
- Да, судьба злая штука, - старик махнул рукой. – Ладно, Николай, давайте мы с вами будем без долгих предисловий. Времени у нас не так уж и много. Практические вообще нет. Я сразу начну с дела. Вы сейчас будет меня слушать очень внимательно. Очень. Записей никаких не делайте. Все запоминайте. Проблем с этим нет?

Николай покачал головой в знак того, что память у него хорошая и старик продолжил:
- В начале марта 1959 г. Бывший в то время председателем КГБ СССР Александр Шелепин – «железный Шурик» - посылает Хрущеву записку, где говорит о том, что в КГБ хранятся материалы на расстрелянных в 1940 г. Поляков. Он перечисляет места расстрела: Катынь, Харьков, Калинин. Это то, что известно наверняка. Но после этих слов он добавляет, внимание: 7.305 человек были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии. Вот тут и кроется самая большая загадка. Кто и где был расстрелян в Украине и Беларуси? – старик кашлянул и достал платок. – Эту загадку до сих пор не могу разгадать. А она очень важна для отношений между Польшей и Россией. Зачем нам лишние проблемы?

В прошлом году появился какой-то клоун и подкатил к одному очень известному депутату Госдумы - Парфиеву. Этот Парфиев всегда заявлял, что поляков в Катыни расстреляли немцы. Эту его точку зрения знают все. Вы слышали об этом?
Николай кивнул.
- Да, слышал. Он сказал депутату, что лично принимал участие в фальсификации этих документов в 90-е.
- Вот. Но имя его удалось узнать не сразу. А что касается Парфиева, то он лихорадочно стал искать истоки, якобы, заговора. Он говорил про «заговор с целью уничтожения морального облика Родины». Говорят, не спал, недоедал. А сердце было слабое. Случился приступ. И все из-за какой-то ерунды! Из-за какого-то фальсификатора, который подкинул ему какие-то бумажки, в которые фанатичный коммунист поверил. Казалось бы в чем проблема? Ну сказал там кто-то что-то. Ведь даже неизвестно кто это был. Но резонанс дело получило. Довольно сильный. Опять всколыхнулись поляки.
- Да, я помню как писали об этом, - сказал Николай. – Некоторые заявляли, что Парфиева убили.

Старик махнул рукой и улыбнулся.
- Бред. Догадки. Они искали конспирологию там, где ее и в помине нет.
- Однако я не помню, чтобы резонанс был уж настолько велик… - Николай посмотрел на незнакомца с некоторым недоверием.
- Поверьте мне, в высших кругах он был большим. Я точно знаю, что некоторые товарищи очень-очень сильно волновались из-за этого. В прессу просочилось и так много информации. Были задействованы рычаги воздействия. Негласные, конечно. Просили помолчать, не писать, не разжигать интерес.
Николай слушал этот рассказ с неподдельным удивлением. Он не мог сказать, что доверяет старику однозначно: уж слишком трудно верилось в то, что кто-то на самом верху давал команду сдерживать резонанс этого вопроса.
Старик, тем временем, продолжил:
- В общем и целом, для всех будет лучше, если это все останется так как есть. Зачем всем ссориться из-за этого катынского расстрела? Поэтому раз и навсегда нужно закрыть эту тему. И вам, Николай, выпала большая честь сделать это.

С каждым словом старика, происходящее становилось все более и более нереальным и запутанным. После последней фразы Николай испугался слушать продолжения, он даже не мог вообразить, что же последует дальше. Этот невзрачный на первый взгляд старик, которого трудно отличить от обычных пенсионеров, коротающих свое время на лавочке, рассказывает ему вещи достойные тайн мадридского двора.
Кто этот странный человек? Откуда он взялся? Кто рассказал ему все это? Эти вопросы рождались в голове Николая, но он прекрасно понимал, что ответов на них ему не получить. Все, что он сейчас может сделать – это выслушать старика до конца и узнать, чего от него хотят и какова его роль во всей этой истории.
- Вы, мой друг, сейчас получите небольшую бумажку, которую прочитаете, запомните и сожжете, прямо здесь. Там будут указаны места и адреса мест, которые вы должны будете посетить в Минске за неделю пребывания здесь. Там будет Национальная библиотека, исторический архив, национальный архив. Там также будут указаны те, вещи, которые вы должны будете там заказать и прочитать. Хотя, можете не читать. Главное, закажите их, покрутитесь с ними перед камерами наблюдения, посидите, полистайте, сделайте выписки. Немного. Но сделайте обязательно. Что хотите. Вопросов лишних мне сейчас не задавайте.
Старик достал бумажку и дал ее Николаю.
- Читайте и запоминайте.

Растерянный Николай взял бумажку и стал поглощать информацию, написанную там. Через три минуты он сказал незнакомцу, что все запомнил. Старик взял зажигалку, подкурил и спалил эту бумагу прямо на глазах Николая. Ему тоже захотелось закурить и он достал сигарету.
- И что мне делать после всех этих походов по архивам?
- Ехать в Москву. Дальнейшие инструкции ждут вас там.
- То есть, это еще не все? Я думал поездка в Минск – и все.
- Дальнейшие инструкции ждут вас в Москве, - твердо сказал старик.
- А в чем смысл всего этого? И при чем тут Катынский список.
- Не просто катынский список. Белорусский список. Вы найдете белорусский список. И тем самым навсегда положите конец этой истории.
- А где я его найду, - не унимался Николай.
- Всему свое время.
- Я так понимаю список будет не настоящий?
- Отчего же! Хотя, Коля, вы задаете слишком, слишком много вопросов. Эта пьеса в несколько актов. Все станет известно по ее ходу. Только вы должны держать язык за зубами, никому ничего не рассказывать. Но я думаю, что вы это и так понимаете без напоминаний.
Николай выкинул окурок от сигареты в мусорку и глубоко вздохнул.
- Но вы ведь даже не спросили у меня, согласен ли я…
Старик его перебил:
- А у вас есть выход? У вас нет выхода. Вы можете отказаться. Но тогда и вам никто не поможет с вашей проблемой. А так, вы помогаете нам, мы вам. К тому же вы найдете сенсационный документ! Понимаете? Вы прославитесь. Вы сделаете то, что не смоги десятки историков и архивистов.
- А это не будет выглядеть подозрительно: весь этот десант академиков не смог, а я смог?
- Чтобы это не выглядело подозрительным, вы и будете ходить по местным архивам и библиотекам. Будете изображать бурную деятельность по поиску. Сидите в этих заведениях не менее трех часов в день! Остальное время у вас свободное.
Солнце стало постепенно клониться к закату. В сквере было много людей, но не шумно не было. Где-то вдали слышался грохот трамвая. Все окружающие звуки смешались в голове Николая и представляли одну протяженную волну, на которую накладывались слова старика, который встал, пожал руку Николаю и отправился прочь.

*  *  *

PS. Как обычно, делимся впечатлениями, высказываем ценные мнения.



PS2. И в порядке информационной поддержки товарищей, сообщество СССР-2061 собирается издать в бумажном варианте лучшие работы с конкурса рисунков и рассказов. Заказать можно будет за 400-500 рублей.
Все подробности вот здесь http://ru-2061.livejournal.com/33240.html

PS3. Попутно ищу товарищей из России (лучше всего из Ленинграда), которые в августе собираются в Севастополь. Надобно ценный груз с оказией передать из матушки России в незалежную Рохляндию.


Подписаться на Telegram канал colonelcassad

promo colonelcassad juni 11, 17:10 172
Buy for 750 tokens
На днях пересекся в Севастополя с Максимом Григорьевым, которого хорошо знаю еще по 2014-2015 году, когда он подготовил два отличных отчета, где были задокументированы военные преступления, пытки и факты жестокого обращения со стороны ВСУ, СБУ и МВД Украины за 2014-2015 года…

  • 1
Ух, закрутили-то как! Как я понимаю, Николая хотят использовать в качестве канала вброса некоей информации.

Сюжет обещает быть интересным, только переходы по тексту несколько рваные получились. Как.то не хватает времени на плавные сюжетные переходы.
А так конечно молодец.

  • 1