?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Распространить тоталитарную пропаганду Следующий пост
Наемное рабство - Часть №1
Швондер
colonelcassad


Крайне занимательная и поучительная история о суровых буднях американского наемного работника на обычном складе.

Моё наёмное рабство на складе

«Только не принимайте ничего из того, что там будет с вами происходить, близко к сердцу», - говорит мне, подмигивая, женщина в местной торговой палате, когда я рассказываю ей, что с завтрашнего дня начинаю работать в Amalgamated Product Giant Shipping Worldwide Inc. Я гляжу на нее в недоумении.

«В чем дело? – спрашиваю я. – Ко мне там будут придираться или еще что-нибудь?»

Она улыбается: «Конечно». Я нахожусь в небольшом городке к западу от Миссисипи, и здесь все либо знают кого-то, кто работал на Amalgamated, либо сами на нее работали. «Посмотрите на это с их точки зрения. Им нужно, чтобы вы работали так быстро, как сможете, чтобы они могли как можно быстрее высылать как можно больше товаров. Поэтому они дадут вам нормы, а потом, если вы будете их выполнять, они их повысят, понимаете? И при этом они все равно будут постоянно на вас орать. Это похоже на армию. Им нужно вас сломать, чтобы вы стали такой, как им удобно. Поэтому вам будут все время твердить: “Вы плохо работаете, вы плохо работаете, вы плохо работаете” – чтобы вы больше старались. Не говорите: «Я не могу лучше», даже если и вправду не можете, говорите: «Я постараюсь». Если скажете, что лучше не можете, вас уволят. У них огромная текучка. Вокруг постоянно будут кого-нибудь увольнять. Главное, не принимайте близко к сердцу, не срывайтесь и не плачьте, когда на вас будут кричать». 

Несколькими месяцами раньше я писала о складе в Огайо, на котором рабочие отгружали товары для интернет-магазинов в условиях, которые выглядели деморализующими и бесчеловечными даже на мой взгляд – а я долгое время работала на складе. После этого редакция попросила меня поработать в Amalgamated Product Giant Shipping Worldwide Inc. Когда я нанималась туда, мне пришлось сообщить свое настоящее имя и свою трудовую биографию, и, если бы меня спросили о подробностях (этого, впрочем, не произошло), врать было бы нельзя. Тем не менее, я не буду упоминать никаких деталей, позволяющих идентифицировать людей, с которыми я сталкивалась, или саму компанию. Помимо всего прочего, если поступлю иначе, кому-то может показаться, что дела обстоят таким образом только на одном складе или только в одной компании. А это совсем не так.

Я волновалась, не придется ли мне прервать процесс трудоустройства, если меня спросят, зачем мне нужна эта работа. Но об этом никто так и не спросил. И хотя я с гордостью подчеркивала свой опыт работы на складе, оказалось, что для того, чтобы получить работу, мне главным образом нужно было 20 или 30 раз подтвердить, что я не сидела в тюрьме.

Собеседование проходило в офисе в депрессивном городе с закрытыми магазинами и разбитыми окнами в деловом центре и с рекламой решения проблемами с закладными на здании местной юридической фирмы. Одновременно со мной нанимаются еще шесть или семь человек. Мы отвечаем на вопросы за компьютерами, расположенными несколькими группами. Система спрашивает меня, сидела ли я в тюрьме. Нет? Хорошо, а сидела ли я в тюрьме за нанесение побоев? Кражу со взломом? За тяжкие преступления? За преступления небольшой тяжести? За изнасилование? За убийство? Я в этом уверена? Смысла врать нет, предупреждает меня компьютер, потому что сотрудников проверяют на наличие судимостей. За следующим компьютером я должна доказать, что умею читать. Мне дают тест: показывают обложки нескольких альбомов, в том числе «Триллера» Майкла Джексона, а потом спрашивают, как называется джексоновский альбом. Следующий компьютер спрашивает об опыте работы и о чертах характера. Что я думаю об опасных поступках? Могу ли я сказать, что к ним не склонна? Или, напротив, склонна?

В центре комнаты на большом экране постоянно показывают видео с громким звуком. Тот, кто опаздывает, звучит голос за кадром, пока нарисованные человечки нарушают правила – например, случайно просыпают и опаздывают на работу, - вредит себе даже больше, чем компании, потому что за это наказывают штрафными баллами, а тех, кто наберет слишком много баллов – увольняют. Если вы опоздаете в любой из дней своей первой рабочей недели, вас сразу же уволят. Опаздывая и болея, вы также упускаете возможность максимизировать выплаты за сверхурочную работу. Работать больше восьми часов в день обязательно. Участвовать в разминках также обязательно, так как большую часть вашей минимальной 10-часовой смены вам придется либо стоять у конвейера, либо ходить по бетону и металлическим ступенями. Будьте осторожны, так как вы можете серьезно травмироваться. Также будьте внимательны: некоторые из ваших коллег могут оказаться теми чудовищами, которые подают ложные заявления о несчастных случаях на производстве. Если вы узнаете, что кто-то этим занимается, сообщите об этом и виновного осудят, вам выдадут премию в 500 долларов.

Компьютеры, выясняющие, годимся ли мы, чтобы упаковывать коробки и наклеивать ярлычки, принадлежат агентству по временному найму персонала. Товары, которые мы заказываем в крупных интернет-магазинах, хранятся на больших складах, принадлежащих либо самим магазинам, либо независимым логистическим подрядчикам – так называемым 3PL-компаниям. Зачастую один склад обслуживает несколько дистрибьютеров. Площадь складских помещений, которые использует в Северной Америке Exel, крупнейшая американская 3PL-компания, составляет 86 миллионов квадратных футов. Exel – дочернее предприятие Deutsche Post DHL, что любопытно, так как Deutsche Post – это германская почтовая служба, приватизированная в 1990-х годах и купившая DHL в 2002 году, став одним из самых крупных корпоративных работодателей в мире. Объем сектора «складских и логистических услуг с добавленной стоимостью» в 3PL-компаниях превышает 31 миллиард долларов, однако это лишь малая часть той выгоды, которую он обеспечивает материнским компаниям. Например, логистическое подразделение UPS само по себе приносит около полумиллиарда долларов, но кроме этого поддерживает другие направления бизнеса UPS Inc с многомиллиардными доходами.

Однако в любом случае, независимо от того, кто занимается хранением товаров, которые вы покупаете – сам дистрибьютор или 3PL-подрядчик, - люди, которые непосредственно заняты работой на складе, зачастую работают на совсем другую компанию: на агентство по временному найму. Агентство, в которое я обратилась, с октября по декабрь нанимало 4 тысячи муравьев только для одного склада Amalgamated. Прописью: четыре тысячи. Одним из этих муравьев стала я.

Я должна буду работать с воскресенья по четверг с 7 утра до 17:30. Когда потребуется сверхурочная работа - что произойдет скоро (Рождество!) - я должна буду уходить в 19 или 19:30. Восемь дней спустя после собеседования – то есть, как только были получены результаты проверки на наркотики – я уже гуляю по маленькому запущенному городку примерно в часе езды от города, в котором я нанималась на работу. Именно здесь расположен склад, поэтому многим из моих коллег трудно добираться до работы. Я ухожу с главной улицы и захожу в торговую палату. Я хочу просто убить время, которого у меня, впрочем, не слишком много – мой первый рабочий день начинается в пять утра, - но в итоге получаю полезные советы.

«А что, если я все же расплачусь? – спрашиваю я женщину, предупредившую меня сохранять спокойствие, как бы ужасно со мной ни обращались. - Неужели меня действительно за это уволят?»

«Да, - отвечает она. – На ваше рабочее место претендуют еще 16 человек. Зачем им держаться за работника, который не контролирует эмоции, особенно сейчас, когда в экономике такая ситуация?».

При этом, советует она, как бы на вас ни давили, не работайте на износ и не доводите дело до травм. Вы молоды, у вас впереди долгая жизнь, говорит она. Не стоит губить здоровье ради зарплаты, отмечает она. Если учесть, что платить мне обещали около 11 с чем-то долларов в час, это прозвучало некоторым преуменьшением.

Солнце на пасмурном ноябрьском небе уже клонится к закату, когда я благодарю свою собеседницу за помощь и поворачиваюсь, чтобы уйти. Она еще раз повторяет мне вслед свое «первое правило выживания».

«Свою гордость и свою личную жизнь оставьте за порогом склада». Если хотите удержаться на работе, добавляет она, с завтрашнего дня вам придется делать вид, что у вас нет ни того, ни другого.

Неудобное для большинства работников расположение склада Amalgamated Product Giant Shipping Worldwide Inc. не было случайностью. Городок, в котором он размещается, пересекает одна из основных автострад, к тому же он расположен недалеко от крупного аэропорта и от нескольких шоссе. Кроме того, не стоит забывать о железнодорожной станции, которая век назад стала перевалочным пунктом на пути к более значимым местам и сейчас включена в мощную транспортную сеть, использующуюся, чтобы доставлять покупателям по всей стране товары со всей страны. Мой номер в гостинице постоянно дрожал от грохота проезжающих мимо поездов. Я так и не смогла их толком рассмотреть, потому что уходила на работу затемно и возвращалась, когда было уже темно.

В Amalgamated в первый рабочий день проводится обучение. Хотя зарплата нам начинает исчисляться с 6 часов, нам сказали приходить к 5. Если мы не придем на час раньше и не будем стоять и ждать, пока они поймут, кто мы такие, и куда они дели наши пропуска, мы можем опоздать к началу обучения – что будет означать увольнение. «Я так боялась опоздать, что не спала полночи», - говорит мне женщина лет 60. Со мной произошло то же самое. После первой недели минутная задержка - это 0,5 штрафных баллов, задержка на час - 1 балл, а пропущенный день 1,5 балла. Набравших 6 баллов увольняют. Однако в первую неделю увольняют даже за минутное опоздание. Когда мы выстраиваемся, чтобы нас могли в третий или в четвертый раз пересчитать, женщина, проводящая перекличку, узнает фамилию одного из молодых стажеров. «У тебя здесь отец работает? Или дядя?» - спрашивает она. «Дедушка», - отвечает стажер. Другой куратор прерывает их - не грубо, но нервным тоном - «Быстрее, не задерживаемся».

Культура труда в компании предусматривает высокую интенсивность, утверждает один из боссов Amalgamated, записанное на видео выступление которого нам показывают в начале обучения вместе с еще несколькими роликами - о политике компании, недопустимости сексуальных домогательств и т. д. Мы смотрим на экран, стараясь не клевать носом. Мы не требовали бы такой интенсивности, говорит корпоративная шишка. Но ее требуют наши клиенты. Вокруг висят плакаты. На одних указаны требуемые показатели выработки. Другие провозглашают, что положительная реакция клиентов, для которой требуется выполнять нормы - это ключ к росту, а рост это ключ к снижению цен, что в свою очередь вызывает положительную реакцию клиентов. Места для неэффективности быть не должно. Девушка, ведущая наше обучение, напоминает нам, что в первую неделю нам нельзя пропускать ни одного дня. Никаких исключений делаться не будет. Возьмем, например, Брайана, который сейчас проходит с вами обучение, говорит она. Брайан уже его прошел, но в его первую рабочую неделю его жена родила ребенка, он пропустил день и был уволен. Свежеиспеченному отцу пришлось подавать заявление заново, и это стоило ему пару недель работы и зарплаты. Понятно? Все поворачиваемся и смотрим на Брайана. Добро пожаловать обратно, Брайан. Не берите пример с Брайана.

Вскоре мы переходим к обучению на практике. Как и на любом рабочем месте с высокой степенью автоматизации и большим количеством тяжелого оборудования, на складе у работников есть много возможностей покалечиться, и нам их охотно перечисляют. Вот места с разным уровнем пола – здесь можно споткнуться и вывихнуть ногу. Не подходите близко к поднятым на несколько уровней вилочным подъемникам: «Если на вас упадет поддон, вы больше не сможете у нас работать». Следите за пальцами у ленты конвейера, которая проходит через весь склад на уровне пояса. Люди теряют здесь пальцы – или, по крайней мере, куски пальцев. Примерно раз в год, говорят нам, у кого-нибудь в конвейер затягивает волосы. Когда это происходит, жертва лишается не только волос, но и части скальпа.

Если главное, что нам втолковывали в первую половину обучения на практике – это «будь осторожен», то его вторая половина прошла под девизом: «Шевелись так быстро, как только можешь – и еще быстрее». Меня наняли в комплектовщики, и это означает, что я должна искать на многоуровневом складе площадью в несколько тысяч квадратных футов, сканировать, укладывать в пластиковые контейнеры и отправлять дальше по конвейеру предметы, согласно указаниям моего сканера. Нас разбивают на группы и учат искать объекты на специальных тренировочных полках по предоставленной сканером информации. Затем мы переходим к тренировкам на скорость. Сначала мы соревнуемся, кто быстрее выполнит заказы, затем – кто быстрее разложит предметы обратно по полкам.
«Побыстрее, - подбадривает меня инструктор, увидев, что я вырвалась вперед, – тогда ты сможешь разложить предметы по местам». Меня, конечно, удивляет, что за хорошую работу мне обещают еще больше работы, но инструктор попал в точку – я принадлежу к тем странным людям, с которыми такой метод мотивации работает. Я побеждаю и получаю в награду дополнительное задание.
После полудня нас отправляют в одиночное путешествие по складу со сканерами наизготовку. И тут я понимаю, что, несмотря на относительную молодость, регулярные тренировки и комплексы ударника, я никогда не смогу выполнить заданные нормы.


Склад – это огромное, холодное, похожее на пещеру место. На нем царит тишина, несмотря на присутствие тысяч людей, которые молча собирают заказы или стоят у конвейеров, упаковывая грузи или заклеивая коробки. Ни единого звука, только изредка зашумит подъемник. Мой сканер сообщает мне, в каком отделе нужно искать товары – всего отделов на складе девять, и они настолько большие, что к моему пропуску прикреплена карта. Он также сообщает мне, сколько, по его мнению, времени мне полагается, чтобы добраться до искомого. Сектор «Даллас», желтая секция, ряд H34, ячейка 22, уровень D: домашний халат. Теперь электросито. Двадцать секунд. Я считаю шаги до места назначения – их 20, причем во мне 5 футов 9 дюймов роста и шаги у меня широкие. За отведенное время я успеваю добраться до нужной точки и найти ячейку, только если ни секунды не медлю, не останавливаюсь попить воды и сразу же иду в нужном направлении так быстро, как только могу – да еще и временами перехожу на бег. Распылитель для оливкового масла. Таблетки для повышения мужского либидо. Ружейный ремень. Какого хрена заказывать в интернете бумажные полотенца? Календарь с феями. Неопреновая сумка для завтраков. Я все время запаздываю.

Постоянно происходят какие-то сбои. Программы наших сканнеров рассчитаны на то, что мы – временные работники – полные идиоты. Сканер приказывает мне найти куклу вуду Роба Зомби в голубой секции сектора «Рокиз», третья ячейка, уровень A, ряд Z42. Но если я укажу, что куклы там нет, мне придется доказать это, просканировав все содержимое ячейки, хотя я готова поклясться что в горке из упакованных по отдельности 30 батареек, сканирование которых по очереди отняло у меня уйму времени, не может быть никакого Роба Зомби. Наверное, только через пять минут я с этим закончила и отправилась за следующим предметом – притом, что на указание об ошибке должны были уйти считанные секунды.

В течение первой рабочей недели новички должны выполнять 75 % нормы. Если мы не справляемся, нас отправляют на «консультацию». Если работник работает на складе несколько недель и не выполняет норму на 100% - его тоже отправляют на «консультацию». «Почему вы не справляетесь? - спрашивают кураторы. – Вам обязательно нужно выполнять норму».

В агентстве временной занятости Amalgamated нанимает ровно столько людей, сколько нужно, чтобы выполнить заказы на эту неделю при максимальной производительности труда. Многие магазины нанимают дополнительных работников в горячее время, и интернет-магазины – не исключение. Однако складские и распределительные центры вроде этого используют временных работников круглый год. По данным Бюро трудовой статистики - 15 % комплектовщиков, упаковщиков и грузчиков – это временные сотрудники. В среднем они зарабатывают в час на 3 доллара меньше, чем постоянные. Во «временном» статусе можно работать годами. На этом складе таких работников настолько много, что агентство по их найму держит здесь свой офис. Бизнес-консультанты считают поиск временной рабочей силы крайне востребованным – «горячим» - бизнесом. Чтобы прибыль была максимальной, необходимо, чтобы все работали быстро и чтобы работников было ровно столько, сколько нужно для выполнения задачи. Работодатель набирает нужное число работников буквально поденно – желающие есть всегда. Зачастую такие работники вынуждены звонить прямо перед своей сменой, чтобы узнать, будет ли у них работа. Иногда им платят сдельно – в зависимости от выработки. Их всегда можно быстро выгнать и найти им замену.

Здесь все постоянно суетятся. Когда объявляют первый из двух 15-минутных перерывов, мы начинаем суетиться еще сильнее. Мы, комплектовщики, заканчиваем со своими контейнерами, отсылаем их по конвейеру, и как можно быстрее бежим вместе со всей толпой по бетонному переходу в комнату отдыха. По дороге нужно пройти через металлоискатель, перед которым скапливается очередь. Интересно, что через него проходят только при выходе, а не при входе – видимо, начальство опасается, что мы будем выносить под рубашкой игровые приставки, а вот не пронесем ли на склад оружие, его не волнует. Если металлоискатель на нас реагирует – нас отводят в сторону и обыскивают, если нет, можно броситься в комнату отдыха и поискать свободное место за рядами столов. Если тебе нужно в туалет - а мне нужно – это требует дополнительного времени. Когда на фоне всей этой паники из-за времени до меня доходит, какое счастье, что у меня сейчас нет месячных, я победно вскидываю кулак в воздух. Чтобы добраться до туалета нужно тоже постоять в очереди. Туалетов всего по два. В женских по восемь кабинок, через которые каждый день проходят тысячи человек, сколько кабинок в мужских – не знаю. После того, как я ускорила процесс прохождения через металлоискатель, заменив пояс галстуком (поясов без металлических частей в местном магазине не нашлось, а без пояса из-под штанов могут показаться белье или ложбинка между ягодицами - и тогда я получу штрафные баллы) и начав прятать ключи от машины в комнате отдыха в показанном мне менеджером «сравнительно безопасном» месте – шкафчиков на складе нет и «у нас тут все время воруют», - у меня, наконец, начинает оставаться от перерывов до семи минут, за которые можно перекусить, запихнув в себя столько жирной белковой пищи, сколько получится. В Amalgamated всегда работают с такой скоростью. При этом сейчас, перед «Черной пятницей», работников на складе больше, чем обычно.

Затем так же быстро мы бежим обратно. Через 15 минут после начала перерыва мы должны быть там, откуда уходили, – готовыми к работе, со сканерами наизготовку. Разбегаемся, расхватываем тележки для контейнеров. Когда пробегаешь мимо кого-нибудь, можно успеть обменяться словами. «Как дела на рынке труда? – кричит со смехом один из бригадиров новичкам – Шутка». (Очень смешно!). «Я знаю, почему вы, ребята, здесь – я здесь по той же причине». Двое сотрудников почти сталкиваются на бегу, и один из них спрашивает другого, как дела с жалобой на запрет отгулов. Второй отвечает сквозь зубы: «Мне сказали радоваться, что у меня вообще есть работа». Поговорить некогда, но разговоры, по крайней мере, не запрещены – в отличие от склада в Огайо, о котором я писала. Там одного парня на моих глазах уволили за нарушение этого запрета – он спросил у другого работника, откуда тот родом. Поэтому я позволяю себе роскошь улыбнуться мужчине, у которого всегда несчастный вид, и спросить у него, как дела. Он отвечает: «Ужасно», и я бегу дальше к здоровенному лифту-клетке, доставляющему наши тележки на второй и третий этажи. Мне нужно пройти под большим металлическим засовом спереди лифта, который по-хорошему следует обходить. За последний месяц уже трем людям, получившим по голове такими засовами, пришлось накладывать швы, так что это небезопасно. Опаснее всего лифт в секторе «Даллас» - там засов установлен неправильно и особенно склонен падать. Будьте осторожны, предупреждают нас. Да-да, конечно. А как же норма выработки?

По оценке Amalgamated, комплектовщики проходят в быстром темпе по холодному бетону в среднем 12 миль в день, и когда я сажусь на корточки – полки тянутся от самого пола на высоту в семь футов, - чтобы найти защитный футляра для айпада, у меня все болит – ступни, ноги, бедра. Так, теперь антибликовый экран для айпада. Держалка для айпада. Штука, напоминающая трубку от стационарного телефона, которая подключается к айпаду, чтобы можно было делать вид, что говоришь не по планшетнику, а по телефону. И фаллоимитаторы. Да, именно так, огромное количество фаллоимитаторов. В перерывах некоторые мои коллеги постоянно на это жалуются. Мне, напротив, весело – хоть какой-то повод посмеяться. Мне уже становится тошно каждый раз, когда код на моем сканере показывает, что предмет надо искать у самого пола – а за 10 с половиной часов смены это происходит не одну сотню раз. Что же будет со следующей недели, когда начнутся обязательные 12-часовые смены? «Интересно, что думает об этом Управление охраны труда», - бормочу я про себя. («В вопросах эргономики, - заявили мне в Управлении, когда позднее я туда позвонила, - у нас нет стандарта. Рекомендации есть, а законов нет».) Поэтому действительно радует возможность отвлечься на секунду и представить себе, как кто-то заворачивает все эти сексуальные игрушки и кладет их под елку. Счастливого Рождества. Я дарю тебе самый большой черный член.

http://colonelcassad.livejournal.com/688492.html - читать дальше "Наемное рабство - Часть №2"



Подписаться на Telegram канал colonelcassad

Buy for 760 tokens
В сети много противоположных рекомендаций: одни советуют ставить кардио перед силовыми, другие наоборот после - так как же все-таки правильно и почему? Сначала важно определиться с целью тренировок: Тренировки на жиросжигание при похудении или сушке. Для этой цели…

  • 1
Минздрав предупреждает: "Работа - убивает!"

  • 1