СolonelСassad (colonelcassad) wrote,
СolonelСassad
colonelcassad

Category:

Изба-читальня. Парадокс Глуховцева



В рубрике "Изба-читальня" у нас сегодня эссе писателя-фантаста Всеволода Глуховцева.
Автор как обычно будет рад рациональным отзывам на написанное.

ОПЫТ КОЛЛЕКТИВНОГО РАЗУМА-12 или ПАРАДОКС ГЛУХОВЦЕВА

Уважаемые читатели!
Тема, которую я хочу приподнять сегодня, мною на страницах данного блога затрагивалась прежде, и не раз. Однако, судя по откликам, осталось впечатление, что не очень меня поняли, самое главное как-то отсеялось из читательского восприятия. Трудно сказать, почему так; допускаю, что автор не смог внятно донести суть мысли до масс – а она, уверен, заслуживает внимания и обсуждения независимо от авторских талантов и амбиций. Посему попробую повторить, надеюсь, более концентрированно и внятно. Кое-кто наверняка увидит в нижеизложенном много чего знакомого, что может показаться повторами: опять, мол, он за свое!.. Но все-таки я старался взглянуть на проблему, которой давно занимаюсь, под особыми углами зрения, и надеюсь, мне это удалось.

Прежде чем как засесть за эту статью, я предпринял небольшое социсследование, в исходе которого, впрочем, был уверен заранее. А именно, сделал в Яндексе запрос «самые популярные слова в интернете» и обнаружил, что в 2020 году (между прочим, данные ВЦИОМ) термин «кризис» занял четвертое место по употребляемости в русскоязычном сегменте, при этом среди лидеров отмечены такие понятия как коронавирус, самоизоляция, неопределенность – бесспорно, явные ответвления кризиса; если он спрут, то они что-то вроде щупалец. Повторюсь: я не сомневался, что мои поиски дадут именно такой результат, ибо в интернет-лексиконе, конечно, первенствуют отголоски тревог современного мира. Его, этот наш мир, трясет, лихорадит, штормит – не надо быть сильно яйцеголовым, дабы увидеть, что в полный рост началось это в 2008 году, август которого стал просто взрывом событий, и главным из них, при значимости и памятности прочих, все же следует счесть обрушение финансовых рынков, повлекшее долгую глобальную рецессию, впоследствии причудливо трансформировавшуюся в том числе в пандемию 2020-2021 годов. А вот предпосылки данных неурядиц обозначались раньше, и находились проницательные люди, умевшие уловить грозные призраки грядущих бед посреди видимого благополучия. Эти видения возникали из трещин мировоззренческой парадигмы, из самой базы, держащей и формирующей жизнь социума – и заметно обветшавшей на определенном историческом этапе. Тем самым я готов утверждать, что современная европогенная цивилизация переживает фундаментальный кризис не в экономическом и даже не в социальном плане, но в экзистенциальном. Я бы даже назвал это ментальным и культурным опустошением – и пусть это будет первый постулат данного эссе.
Что не так в мировоззрении человека нашей эпохи? Как исторически складывался этот кризис? Какие решения здесь могут быть?..

Вот об этом и предлагаю потолковать.

Не забудем подчеркнуть: мы здесь рассматриваем личность и общество, сформированные парадигмой научно-технического прогресса, принадлежащие к вышеупомянутой европогенной подсистеме человечества. Это, в общем-то, очевидно, но отдадим необходимую дань педантизму. И сразу же обозначим постулат № 2: онтологический базис такой личности заложен в эпоху XVI-XVII веков, когда Европа переживала грандиозный общесоциальный перелом. Ворвавшиеся в мир европейцев необъятные пространства прежде неведомых материков и океанов; жесточайшие бури религиозных расколов и войн; безумная на первый взгляд, противоречащая ежедневному опыту и здравому смыслу идея Коперника: Земля, оказывается, не центральный и главный пункт мироздания, что вроде бы совершенная аксиома для естественного человеческого самосознания – все это переворачивало судьбы, страны, мировоззрения. Кстати сказать, долго, больше ста лет, космология, лишившая Землю «царского места», не могла прижиться (причем не только по философски-психологическим основам, но и по сугубо научным), вплоть до возникновения классической механики Ньютона во главе с законом всемирного тяготения.

Оказалось, что эта механика, отлично описывающая причины и характер движения физических тел, гораздо лучше ложится на гелиоцентрическую систему, нежели на геоцентрическую, что и предопределило радикальный мировоззренческий перелом в образованном обществе, а затем и в школьных программах в сторону утраты первенства нашей планеты во Вселенной. Да, спору нет, давно это было, и немало всяких вод с той поры утекло, но я настаиваю: такого экзистенциально значимого переворота в истории больше не случалось, не изменялось так радикально представление о месте, занимаемом человеком в мире. При этом дело не столько в том, что был сделан выбор в пользу гелиоцентризма – он оказался лишь промежуточной стадией – сколько в отвержении геоцентризма, вообще идеи центра, системообразующей особой точки бытия, придающей мирозданию структурную четкость.

Довольно быстро в научном сообществе, а вслед за тем и в массовом сознании утвердилось понимание ацентричной вселенной, такого текучего, аморфного континуума, где «все течет, все меняется»; можно сказать, что классическая антиномия между учением элеатов о строгом порядке, неизбежно просматриваемом за любой житейской суетой, и концепцией Гераклита, предполагающей порядок иного рода, управляемый хаос, вселенскую ризому – явственно проглянула в онтологической революции четырехсотлетней давности. Европейское, а потом и большая часть остального человечества решительно повернуло в сторону Гераклитова космоса, конгломерации несчетного количества звездно-планетных систем.

Не стану прослеживать все звенья цепи суждений и умозаключений, приводящей к постулату № 3: именно такое представление о Вселенной способствовало стремительному развитию навыков логико-математического моделирования и воплощения этих моделей в искусственные конструкции, способные концентрировать рассеянную в природе энергию с целью мощного точечного воздействия на те или иные объекты. Иными словами, отказ от геоцентрической картины мира с явно выраженным иерархическим началом бытия, с точкой покоя, незыблемой среди всех мыслимых и немыслимых вихрей и бурь – именно этот отказ спровоцировал невиданный прежде рывок научно-технического прогресса (далее для краткости будем говорить: НТП или же просто «прогресс»); данный феномен, то есть НТП, безусловно, имел место и прежде, но такой гигантской социальной роли не играл. Да, разумеется, эта роль проявилась не сразу, «чистой» науке потребовалось века полтора созревания, набора опыта в тишине кабинетов и лабораторий, прежде чем из ее рекомендаций начали возникать инженерные решения – а уж они-то и стали стремительно менять жизнь миллионов людей посредством индустриализации и урбанизации… Это, как нетрудно догадаться, вторая половина XIX столетия.

И вот здесь самое время взглянуть на НТП и технику с социокультурной, даже с мифологической точки зрения. Согласимся: прогресс, его воплощение в технических конструктах есть не что иное как реализация мечты об обретении силы, подчинении себе объектов и событий мира – мечты о могуществе, короче говоря. Это, я думаю, вполне в духе нашего предназначения, если, конечно, полагать, что человечество закономерный продукт эволюции, а не случайная флуктуация Вселенной. Но мы в рамках данного обсуждения вторую версию и не рассматриваем. А кроме того, выносим за скобки этический аспект стремления к могуществу: он может быть позитивным, может быть негативным; сила суть средство, инструмент, а не цель жизни. Но инструмент настолько важный, настолько заманчивый и притягательный, что доказывать его важность излишне, и мы не будем, утвердив это тезисно.

Идем дальше!
Так вот, желание людей властвовать над окружающим, научившись выбирать рассеянную в нем энергию и управляя ей, сформировалось в то, что общепринято называть «магией» - опять же употребляем это слово без моральных оценок, понимая его инструментально. И если «классическая» магия долго и не очень успешно пыталась добиться прямого подчинения энергий биосферы путем развития в человеке неких мега-способностей, то научное мышление и конструкторские поиски оказались своего рода «неклассической магией» - не прямым, но обходным путем к могуществу, созданием машин, являющихся внешним силовым дополнением к человеческому телу или, как я говорю, технокостюмом. Ну, в самом деле, что такое автомобиль, если не волшебный костюм, который мы надеваем на себя – причем в буквальном смысле, водительское кресло и обязательный сегодня ремень безопасности подтверждают это – и временно превращаем себя в нечто вроде кентавра; а военный летчик точно так же «надев» на себя самолет, с помощью этого волшебного обличья обращает себя в дракона, тоже временно, конечно, до снятия крылатого костюма.

И вообще, развитие технологий в самом деле не что иное, как создание невиданного прежде мира, технокарнавала – вот попади в сегодняшний мегаполис рядовой обитатель даже XVII-XVIII веков, не говоря уж о людях более ранних времен – разве не решил бы он, что оказался в сказочном царстве волшебства, колдунов и фей?.. Да, по целеполаганию и результатам НТП есть самая настоящая магия, отличаясь от «классики» лишь методологически, идя к владычеству над миром не прямо, а косвенно, через построение логических моделей и концентрацию энергии в машинах. Именно такая разновидность магии, или, говоря шире, искусственного перераспределения внешних энергопотоков, нащупанная человечеством на определенном историческом этапе, оказалась реально эффективной, за нее ухватились в первую очередь государства, не жалея денег на развитие военных технологий; в сущности, немногим более полутора столетий существует на Земле техногенная цивилизация, а изменила она мир так, как, возможно, этого не сделали предыдущие тысяча лет…

Да, можно о том спорить, еще более спорна оценка этих изменений – благом или кошмаром для человечества стал НТП, в первую очередь нацеленный, конечно, на военную сферу; но бесспорно то, что он приобрел высочайшую ценность в глазах огромного числа людей – за способность придавать человеку невиданные прежде возможности и силы. Вряд ли возможно вычислить, насколько выросла прикладная мощь человечества за последние лет 160-170, да, полагаю, это и не нуждается в подсчетах, куда интересней обратить внимание на эмоционально-психологическую сторону феномена: человек, держащий в руках пистолет, автомат, руль автомобиля, штурвал самолета – чувствует жгучий восторг от обладания реальной силой, покорной, послушной ему, готовой в любой миг выполнить приказ, желание, прихоть хозяина. Это, признайтесь, очень дорогого стоит!..

Итак, карнавал в активированных доспехах, жизнь-сказка, волшебные предметы в руках – мы так привыкли к этому всему, что, в общем-то, его не замечаем, а оно так и есть. Мы живем в мире техномагии, могуществом превосходя предков на порядок или больше: сбылось! Вроде бы сбылось то, о чем мечтали, к чему стремились. Но…

Но какой ценой?! Вот вопрос. Ответ на него не ахти какой премудрый, однако требует захода несколько со стороны. Давайте вспомним, что сам НТП был выведен из детского состояния и включен на полный ход благодаря отречению от геоцентризма, что естественным образом породило идею о наличии в ризоморфном космосе множества планет, подобных Земле, где как минимум есть жизнь, а максимум – цивилизация разумных существ. Еще раз подчеркну, усилив смысловой акцент: гипотеза о множестве обитаемых планет абсолютно логично вытекала из «разжалования» Земли как центра мироздания – ну вправду, если она, Земля, самое рядовое космическое тело среди несчетного числа других, то это самый резонный вывод. Надо искать эти обитаемые планеты! – с азартом воскликнули энтузиасты, и поиск начался.

Я не буду подробно писать о «марсианских каналах», о бешеном цунами, поднятом ими, в масскультуре: с легкой руки Г. Уэллса «селениты», «марсиане» и прочие инопланетяне стали популярнейшими персонажами, что понятно без лишних слов. Многие люди прямо взахлеб жили ожиданием встречи с инопланетными цивилизациями… но годы шли, а цивилизации не обнаруживались, и тема сделала в чем-то символический пируэт: итальянец Скиапарелли породил кутерьму с марсианскими каналами, а много лет спустя другой итальянец, правда, к тому времени уже гражданин США, знаменитый физик Энрико Ферми публично выразил разочарование в глухом молчании Космоса в ответ на все наши попытки «разговорить» его, то бишь обнаружить внеземные цивилизации. Сам этот мимолетный разговор коллег-ученых за чашкой кофе летом 1950 года оброс легендами – кому интересно, ищите – и так называемый «парадокс Ферми» существует в разных редакциях при едином сущностном ядре.

Давайте сформулируем так: теоретически за пределами Земли должно существовать множество планет, населенных живыми организмами; практически же ничего подобного обнаружить не удается. Парадокс?..
В семьдесят с лишним он так и не разрешился при всем том, что было сделано за это время в космонавтике и астрофизике. И сегодня мы так же одиноки во Вселенной, ни малейших проблесков не то, чтобы цивилизаций, а хоть бы одноклеточной жизни кроме как в земной биосфере не обнаружено. А кроме того, если на заре космонавтики, в эпоху Королева-Гагарина бил ключом драйв жажды поиска, надежд, ожиданий того, что вот-вот и мы рванем в далекие пространства космоса, осваивать и заселять неведомые миры… то теперь-то ясно, что все это оказалось слишком наивной мечтой. Вообще суть проблемы шире, я не раз говорил прежде и сейчас повторю по возможности кратко: примерно в 70-е годы ХХ века технический прогресс (за исключением средств информатики и связи) уперся в ряд неразрешимых проблем: создание таких инженерных комплексов как многоразовые и межпланетные космические корабли, установки управляемого термоядерного синтеза, сверхзвуковые пассажирские самолеты… и т.д. превращается в социальный негатив по двум основным причинам:

а) это становится слишком рискованным из-за чрезмерной сложности конструкций; настолько большое число подсистем и процессов приходится увязывать в одну мега-систему, что случайный выход из строя чего-то одного с аварийными (если не катастрофическими) последствиями становится практически гарантированным;
б) это становится попросту непоправимо затратным; попытка реализовать подобные проекты приводит к лютому пожиранию средств при совсем неочевидных будущих плюсах.
В результате сегодня мы наблюдаем, как технический прогресс за последние почти полвека впал в скучную задумчивость, а острие творческих поисков заметно смещается в область медицины и биологии, прежде всего генной инженерии, а если говорить еще определеннее, то в сторону генетической модификации человека… впрочем, здесь я забегаю вперед, а пока нам в самый раз вернуться к одному из вопросов, с которых мы по существу начали данное эссе: что не так в мировоззрении человека нашей эпохи?..

Теперь у нас на это есть ответ.

Главное «не так» - чувство тоски и одиночества человечества в безжизненном мире. И это плата за невиданную силу, обретенную посредством техномагии. Ведь человек давно минувших времен обитал в живом пространстве-времени Земли, родном, светлом и в общем, дружественном, хотя, конечно, с незапамятных пор люди с оттенком боязливого уважения относились к различным биогеоценозам: лесам, водоемам, горам, населяя их воображаемыми таинственными сущностями… однако в целом житель «дотехногенного» мира априори сознавал, что его Вселенная есть сложное, иногда тревожное, но несомненно свое, органичное пространство, созданное специально под него, под человека, и небо с Солнцем, Луной, звездами – всего лишь одна из многочисленных опций, приложение к основному живому космосу. Я готов предположить, что уход от приоритетной позиции в картине мира был психологически скомпенсирован идеей о множественности живых планет: расселяться человечеству по ним вполне себе сверхзадача для существа, привыкшего сознавать себя носителем главнейшей миссии Вселенной. Плюс это сопровождалось невиданным ростом могущества с помощью техники, достигнув пика на заре космонавтики: ну, казалось, сейчас рванем в дальний космос, уж там-то непременно встретим и населенные планеты и себе подобных!..

Но вот минули с той поры годы и годы, лишь усилив эффект парадокса Ферми. И теперь мы, дети сверхкомфортной среды, статисты роскошного технокарнавала – мы знаем, что со всей этой роскошью мы неописуемо одиноки и ничтожны в мертвой бездне. Так что я позволю себе дополнить сказанное парадоксом уже собственного изготовления: успешное достижение посредством НТП огромной силы обернулось для человечества онтологическим провалом. Если для обитателя деревенски-патриархальной среды мироздание было родным обликом Земли, где он был как рыба в воде, то современный владелец могучих машин и утонченных гаджетов знает, что его земной мир съежился до состояния крохотной пылинки среди безмерной тьмы и безжизненно пылающих звезд. Его Земля и он сам – странная мелкая случайность в этой жуткой тьме, и никакого живого просвета в ней нет. Отчего впору впасть в тоску-печаль, она же депрессия на языке психологии.

Подозреваю, у кого-то может возникнуть мысль, что автор некто вроде руссоиста, полагает величайшей ошибкой поворот человечества на путь НТП и зовет обратно к избушкам, огородам, лесным туманам, волчьим тропам и тому подобному. И спешу опровергнуть это. Нет, конечно. Я нисколько не восторженный певец техногенно-урбанистического ансамбля, но и глобальным промахом его не считаю. Пути истории сложны, извилисты, эра прогресса, была одним из этапов, которые, как видно, человечеству пройти было необходимо. Другое дело – именно сейчас, на полпути к середине XXI века, этот этап пройден, все, что мог дать людям, он дал, очередной виток всемирной эволюции завершен. И нам сейчас нужен какой-то кардинальный мировоззренческий переворот, совершенно иная антропокосмология, возвращающая человеку чувство принадлежности к самой сердцевине бытия, нам надо вернуть себе живой космос – конечно, на новом уровне, не отринув несомненные достижения НТП.

Как это сделать? – особый разговор. Конечно, мне есть что сказать. Но прежде хотелось бы услышать мнения читателей по поводу уже сказанного, а возможно, кое-кто и сам предложит проекты решения фундаментальных проблем современности. А я обещаю несколько позже обнародовать свою точку зрения. Надеюсь, она вызовет бурю дебатов, но посмотрим.

P.S. Если у кого-либо по прочтении данного magnum opus возникнет желание материально вознаградить автора за его труды, то автор возражать не станет.
Карта Альфа-банка 4790 8723 2143 4449 .

(с) Всеволод Глуховцев

Tags: Глуховцев, Изба-читальня, будущее, общество, технологии
Subscribe

Posts from This Journal “общество” Tag

promo mir_na_donbasse 03:24, monday 88
Buy for 760 tokens
Друзья, к вам обращается человек без ног. Когда-то я был таким же, как вы, но война отняла у меня семью, надежду на будущее, дом и ноги. Я знаю, что таких историй, как моя, сотни и тысячи, мы все знаем, что мы прошли, мы знаем, кто начал эту войну, мы знаем, кто поставляет на Украину фосфорные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 228 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “общество” Tag