СolonelСassad (colonelcassad) wrote,
СolonelСassad
colonelcassad

Categories:

О трудностях обучения детей шахматам в современных реалиях



Может быть это и не всем интересно, но мне эта статья показалась очень жизненный.
Многие вещи более чем хорошо знакомы - занимался шахматами с 6 лет (когда родители отвели в Дворец Пионеров) и роль тренера конечно трудно переоценить. Мне повезло, те кто меня учил, были хорошими людьми и специалистами. Александру Иосифовичу Бондарю, который меня учил и несколько раз просто помог по жизни, всегда буду благодарен.
Довелось потом и немного попрактиковаться частными уроками шахмат, но не пошло, так как тренерской жилки не было, поэтому с этим быстро завязал, хотя и позднее поступали предложения в стиле "Ну ты же мастер FIDE, чемпион города, по идее ты можешь чему-то научить". Но все же есть понимание, что играть самому в шахматы и учить шахматам, это немного разные вещи.

Полагаю, материал будет полезен тем, чьи дети только недавно начали заниматься шахматами или кто раздумывает над тем, а не отдать ли ребенка на шахматную секцию. Этот материал как раз о неочевидных подводных камнях обучения передвижению белых и черных фигур по 64-м клеткам.


Непрошеные советы.

Жизнь с годами идёт всё быстрее – все мы это видим, когда смотрим в любую сторону. Устаревают и видоизменяются обычаи, мораль, товарно-денежные отношения, экономические формации и многое другое.
Наш быт существенно меняется несколько раз в течение одного поколения – но эти перемены не всегда удаётся заметить, ещё труднее их осознать.
Назрела необходимость поговорить о главном изменении в процессе обучения шахматам. Года через три исполнится полвека со времени выхода прекрасной книги Зака «О маленьких для больших», одной из моих любимых в детстве. Она про книжных детей, рождённых для битв на черно-белой доске, учившихся играть, читая.
Потом были дети Информатора, в фейсбуке обсуждают книжно-компьютерное поколение, а на смену ему уже пришло чисто компьютерное, про Фируджу всерьёз гадают – знаком ли он хоть с одной партией Алехина.

РОДИТЕЛИ В ГЛАВНОЙ РОЛИ

Всё это вместе с животрепещущими во времена коронавируса проблемами детского читерства очень интересно и важно, но главным я бы назвал другое – в процессе обучения заметную роль стали играть родители ученика.
Сейчас может показаться сказкой, но раньше дети сами хотели научиться играть в шахматы – они приходили в шахматный кружок (далеко не всегда с ведома родителей), искали шахматные книги в библиотеках, выписывали свежие шахматные газеты и журналы, находили старые в букинистических магазинах – сами, всё сами. Сами без сопровождения ездили через весь город на Белую Ладью, сами ходили в дом пионеров через жуткие не всегда безопасные пустыри, населённые дикими сверстниками, предпочитавшими борьбу, бокс, а то и просто драку. Да и роль тренера тогда сводилась к минимуму – отпереть комнату, раздать шахматы – и снова сами. Тренеров в современном смысле, которые на занятиях учат чему-то детей – было так мало, что на всех не хватало.

Но годы шли – и изменилось буквально всё.
Во-первых, тренеров стало больше, гораздо больше. Спрос на обучение шахматам не упал, а число квалифицированных специалистов, в основном из бывших не слишком удачливых игроков, выросло в разы, если не на порядок.
Во-вторых, в жизни тренеров появились родители учеников. Ну, то есть, они, разумеется, и раньше были – но захотели играть существенную роль в процессе. И готовы платить за это деньги – так что отказать им никак невозможно, хотя многие мечтают о таком варианте до сих пор.
И это, мне кажется, коллективная бессознательная мечта среднестатистического тренера.

ДАЙТЕ ДЕНЕГ И НЕ МЕШАЙТЕ РАБОТАТЬ

Ну, то есть это уже две мечты, но они почти неразрывны. Тренеры на зарплате всегда мечтали о таком по отношению к бюрократическому начальству, традиционно ничего ни в чём не понимавшему (по мнению тренеров, часто справедливому). И, поскольку у всех специалистов, сосредоточенных на своей любимой работе (а тренеры в основном из таких), нет времени и особого желания вникать еще и в чужие проблемы – подобное отношение почти автоматически перенеслось на родителей. А разница есть, и весьма существенная – родители искренне и всерьёз заинтересованы в результате, они естественные союзники тренера. И, поскольку мы все заинтересованы в сильных союзниках, по завету классика «бить не нужно, а не вникнут – разъяснять».

Вот, разъясняю. Причем разъясняю сразу всем – себе, родителям, коллегам и ученикам – ибо как иначе разобраться в сложном? В обычной рабочей обстановке думать некогда, трясти надо, а тут, благодаря коронакарантину и чесспро, нашлись и время и место.

По опыту обсуждения вопросов обучения шахматам знаю, что все они весьма дискуссионные, многие со мной не согласятся, а многие другие и вовсе считают, что я нанесу (наношу) страшный вред шахматам, но так сильно я даже сам себя не переоцениваю. Обычная история – кто умеет, делает сам, кто не умеет, учит других. А кто не умеет ни того ни другого (как я узнал в раннем детстве от мамы – кандидата наук по методике физики) – учит, как учить.

Начнём с типичных ошибок родителей и тренеров.

Первое, о чем я спрашиваю обычно родителей будущих шахматистов при знакомстве – это чего они ждут от занятий.
Для общего развития вполне достаточно пары-тройки часов в неделю – за несколько лет дети узнают о шахматах всё, что захотят, получат о них (и о себе в шахматах) адекватное представление, добьются примерно второго разряда, и пополнят армию любителей, безнадёжно отстав от сверстников, нацеленных на спортивные результаты. Для которых необходимо заниматься ежедневно и побольше, побольше. По Фишеру (плакат с цитатой повесил в клубе коллега) шахматы мало ставить на первое место – нужно их ставить на второе, третье и десятое тоже.

Первое, о чём родители (не все, но мы тут обобщениями занимаемся) спрашивают меня – «А есть ли у нашего ребенка талант?»

Вообще какой-то шахматный талант, безусловно, есть – видно, как одни учатся заметно быстрее других. Но «легко даётся» – талант почти бесполезный, а полезный талант (и, пожалуй, единственный по-настоящему для шахмат полезный) - это способность работать над ними и над собой много часов в день годами. Обучение шахматам – это очень длинная дистанция, и стайеры быстро оставляют за собой спринтеров, они их едят на завтрак, обед и ужин, обходя по десятку менее работящих талантов на каждом повороте. И нельзя выдержать эту многолетнюю гонку без искренней любви к шахматам – она необходимее любого таланта. Поэтому я очень не советую использовать в шахматах школьномузыкальную модель – когда ребёнка годами мучают по желанию родителей за «потом спасибо скажет». С современными детьми такое срабатывает всё реже и реже.

Знаю-знаю, есть несколько контрпримеров, когда люди, ненавидевшие шахматы всю свою жизнь, становились сильными гроссмейстерами. Жизнь сложна, исключения бывают изо всего, завидовать нечему.

ТАЙНЫ ПОДГОТОВКИ

А также "игра" в шпионов и разведчиков. Одно из самых ярких тренерских разногласий, оказывающее заметное влияние и на родителей.

Кратко выражается фразами «пойдут слухи» и «будут готовиться»

Сторонники конспирации скрывают даже сам факт занятий с тренером, не говоря уже о его фамилии. Скрывают и партии детей на уровне национальных федераций, и всерьёз обвиняют тренеров, сливающих эти бесценные данные в мегабазу.

Можно соглашаться, смеяться, но проще принимать за данность и идти навстречу родителям, для которых это важно. Лично знаю немало очень хороших тренеров, такой подход разделяющих.

НЕБЛАГОДАРНАЯ СТЕЗЯ

Не все тренеры жалуются вслух, но почти каждый не раз и не два об этом подумал.

Сколько ни вкладывай души и труда в учеников – тебя в любой момент могут бросить, уйдя к другому, а то и вовсе в робототехнику. Счесться славою никак невозможно – все успехи приписываются таланту ребенка, что никак не мешает в неудачах винить тренера. И, честно говоря, меня тянет в этом вопросе взять сторону родителей. И совсем не только потому, что они платят и «клиент всегда прав».

Я для себя сформулировал, что родители шахматистов вообще крайне редко адекватны (в глазах тренера), и не обязаны - во-первых, мир шахмат совсем не такой изнутри, как снаружи (а родители обычно снаружи), а во-вторых, имеют право неадекватно любить своего ребенка и переживать за него. И сохранить адекватность в таких условиях мало кому удаётся, и чаще случайно, чем собственная заслуга.

А если начать разбираться – вся та кажущаяся неадекватность (точнее, большая ее часть) от неверных тренерских ожиданий.

Родители, разумеется, вправе попробовать разных тренеров, выбирая лучшего. Никакого вреда кроме пользы смена тренера не приносит – чем больше ученик узнает разных подходов к шахматам и обучению, тем лучше для его кругозора, больше шансов выбрать подходящий для себя. Да, хорошие тренеры способны варьировать свои подходы в зависимости от индивидуальности подопечных, но я бы эту способность не переоценивал, каждый из нас немного Урфин Джюс, делать привычное проще – и мы лучше это умеем (а значит, когда подстраиваемся под ученика – чуть хуже). Касается не только дебютов, но по ним заметно в первую очередь.

Ситуация симметрична, хотя почти никто этого не хочет замечать. Точно так же, как родители выбирают тренера, тренеры выбирают учеников. Времени и сил на всех не хватает, и сильные популярные тренеры постоянно занимаются селекцией – что делает их еще сильнее и уважаемее, ибо понятно, что выбирают они сильнейших и способнейших, именно им уделяя максимум внимания.

Родителям не знакомы наши гамбургские счеты, они в принципе не могут отличить хорошего тренера от талантливого вешателя лапши на уши. Немного помогает рейтинг, но все мы знаем примеры действительно великих и сравнительно малорейтинговых тренеров, отличие от профессии игрока есть.

Так что мечты о моногамии в паре ученик-тренер лучше сразу оставить – иначе никаких нервов не хватит. Хотя модель тренера «хозяин гарема» популярность потеряет не скоро.

А вот что действительно плохо – так это то, что родителям, поменявшим несколько тренеров, мучительно сложно до невозможности вернуться обратно – потому что стыдно. Вот с этой моралью нужно что-то делать, как-то заранее объяснять, что ничего стыдного в том, чтобы пробовать разное – нет.

А пока чаще видишь ситуацию, когда перебрав всех городских тренеров, родители находят удалённых по скайпу – и там продолжают бегать от одного к другому, выбираючи, и не могут вовремя остановиться. Это тоже не ужас-ужас, но всё-таки на оптимальный вариант не похоже.

Что до расчета заслуг – мне нравится формула Бронштейна из его прекрасного самоучителя, про то, что 70% совершенствования шахматиста – практическая игра. Анализ сыгранных партий, чтение книг, решение задач, работа с компьютером и тренером – оставшиеся 30% вместе взятые.

Наверняка есть тренеры с более высоким КПД, но я для себя оцениваю 15% как высокий результат, 10% чаще. И нет, это совсем не низкая самооценка и я не снимаю так с себя ответственность за провалы. Просто все мы склонны переоценивать свою роль как тренеров точно так же, как привычно переоцениваем роль шахмат в жизни.

Кстати, об этой роли.

Первое время у новичков возникает ощущение, что они занимаются фигнёй, и требуются годы упорного труда, колоссальных усилий, стараний и терпения, чтобы оно исчезло – и сменилось твёрдой уверенностью (с) (не знаю чьё, да и не про шахматы придумано – но подходит идеально).

Есть и третья ступень просветления – когда наконец-то понимаешь, что фигня - это вообще единственное, чем стоит заниматься =))) (Халифман, «легенда не только мировых, но и питерских шахмат»).

В этом плане черно-белая доска в клеточку сродни «Черному квадрату» Малевича: можно недоумевать, что люди в нём находят, но рыночная цена и место в истории вызывают уважение и зависть.

И да, шахматы, как и искусство, не для всех, как бы ни было оно должно принадлежать народу.

Распространённое мнение «каждого можно сделать гроссом» (мастером, перворазрядником) – такой вариант «ошибки выжившего» для шахматистов. Честно говоря, я и сам так думал. Но нет, те, кого нельзя, просто бросили или вообще никогда не начинали. И в каждом шахклубе можно наблюдать несколько пенсионеров, полных энтузиазма и всю жизнь игравших, но стать второразрядниками так и не сумевших.

Возвращаясь к оценке Бронштейна – она сейчас почти позабыта, и понятно, почему. Родители (которые не специалисты) склонны переоценивать то, за что платят (и недооценивать достающееся даром). Если они платят тренеру – они склонны переоценивать его роль, а тренер, получающий деньги, и сам рад и склонен свои заслуги переоценивать, хотя зачастую они сводятся к пересказу элементарных глав из общедоступных учебников.

Хороший тренер сейчас должен как можно раньше научить работать самостоятельно – с компьютером, с книгами, с сайтами. За доской всё равно остаёшься один, без навыка самостоятельного мышления нет шахматиста. Но не все хотят рубить сук, на котором сидят и едят.

ЖАЖДА ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ЗАНЯТИЙ

Одно из типичных требований родителей. Сколько ни объясняй им, что вдвоём-втроём намного лучше и веселее, чем одному – нет, не выходит. Да, бывают трудности с расписанием, но, всё-таки, по-моему, большинство уверено, что индивидуальные лучше, больше внимания, ревность к чужим детям опять же.
Родители инстинктивно не понимают пользы и необходимости конкуренции.

Даже на уровне детских районных чемпионатов (это безразрядники) они умудряются найти повод для интриг против конкурентов. Многие хотят быть «первыми в деревне» и навсегда ими остаются. Наличие в секции (кружке, клубе) кого-то «поспособнее» – один из распространённых поводов для смены тренера, ведь, по мнению родителей (часто справедливому), более способным уделяется больше внимания. А вот вывод часто делается ошибочный – быть лучшим учеником у конкретного тренера приятно, но вредно для роста: да, внимания ты получишь больше, но играя постоянно со слабыми – многому не научишься, несмотря на все тренерские усилия. И, наоборот, в действительно сильном коллективе, когда есть за кем тянуться – потолок существенно вырастает.

Тренеров, бьющихся за статус первого на деревне, тоже полно, но тут симметрия кажущаяся, ибо тот статус приносит вполне материальные выгоды (в отличие от титула чемпиона детсада).

Родители часто непоследовательны – начинают с «нам чемпионов не надо», а потом на глазах превращаются в фанатичных болельщиков родных чад, интересующихся только результатами-победами. Или наоборот – приходят с энтузиазмом, а после первых неудач отодвигают шахматы на задний план, вспоминая о важности школьных оценок. И это тоже понятно и простительно – в шахматах важно умение играть по позиции, которая стоит на доске, а не выполнять домашний план, давно устаревший до негодности.

ШАХМАТЫ НЕ ДЛЯ СЛАБЫХ ДУХОМ

Когда моя дочь занималась теннисом – съездила разок на детские соревнования в соседний город. И я с удивлением узнал, что детям не считают очки, не объявляют, кто выиграл турнир – а просто раздают медали всем участникам без исключений. Чтобы не нанести им психологической травмы.

«Эээ» – подумал я, так вот чем мы занимаемся всю жизнь – психологически травмируем детей. Ну, или закаляем - в зависимости от угла и точки зрения, оптимизма и пессимизма смотрящего.

По словам Капабланки, разбирать проигранные партии гораздо полезнее, чем выигранные. Прежде чем вы станете хорошим игроком, вам придется проиграть сотни партий.

А дети не любят проигрывать и плачут, и разбирать проигранные партии тоже не любят. Если раньше (на более взрослых, с семи лет же начинали обучать, а сейчас приводят с трех иногда) авторитет Капабланки с авторитетом тренера как-то работали – то теперь нет. Вообще проблема инфантилизма многими тренерами недооценивается – мы в семь-восемь во многом были сильнее духом нонешних 10-летних. Это не повод для гордости или упрёков – просто данность, ценность детской жизни заметно возросла, детей больше и дольше опекают, у этого и плюсов немало. Просто нужно быть осторожнее, разговаривая с ребёнком «как со взрослым», ориентируясь на себя в его возрасте. Может не прокатить.

международный мастер Николай Власов

https://chesspro.ru/details/coach_opinion - цинк

С моей точки зрения, если есть цель добиться спортивных результатов, то помимо таланта, нужна огромная усидчивость и способности к самопрограммированию, при этом от родителей так или иначе потребуются серьезные финансовые вложения. Это ежедневная многочасовая работа с тренером и за компьютером. Это постоянные поездки на турниры и готовность переносить поражения и неудачи, так как для роста требуется играть с более сильными игроками, чтобы учиться у них и править свои недостатки.
Совмещать спорт высоких достижений с обычным образованием будет прямо скажем проблематично. Мир профессиональных шахмат это действительно практически отдельная и весьма специфическая жизнь. При этом жизнь шахматного профессионала весьма сложна - хорошо зарабатывает лишь верхушка, "средний класс" в основном как придется.

Если же не ставить самых высоких целей, то все конечно проще и дешевле.
Но в любом случае, шахматы очень неплохо помогают развитию аналитического мышления, логических построений, умению рассчитывать только на собственные силы и способности. Мне они во многих аспектах, многое дали даже за пределами самой игры. Но абсолютизировать их значение конечно не следует, они могут дополнить другие знания и способности, но не заменить их.
Но это конечно мой взгляд как любителя, с профессиональными шахматами я еще в середине нулевых завязал. У профессионалов возможно будет несколько иной взгляд на эти вопросы.

Tags: Россия, дети, личное, общество, спорт, шахматы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo colonelcassad july 14, 2008 13:44 35
Buy for 750 tokens
Мои контакты и аккаунты в соцсетях, куда настроен кросс-постинг материалов блога и где меня можно найти. В некоторых из них ведутся публикации помимо основного блога. Подписывайтесь на онлайн уведомления о выходе постов (поддерживаются ПК, планшеты, смартфоны): Подписаться Подписывайтесь,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →