СolonelСassad (colonelcassad) wrote,
СolonelСassad
colonelcassad

Categories:

Военная доктрина России и гибридные нетрадиционные войны США



Военная доктрина России и гибридные нетрадиционные войны США

В современной России не только журналистское, экспертное, военное сообщество, но и политики, зачастую затрудняются дать точное определение термину – гибридная война.
Классическое определение термина «гибридная война», определяет этот вид боевых действий, как— вид враждебных действий, при котором нападающая сторона не прибегает к классическому военному вторжению, а подавляет своего оппонента, используя сочетание скрытых операций, диверсий, кибервойны, а также оказывая поддержку повстанцам, действующим на территории противника.
Например, Дж. МакКуен определяет гибридную войну как «комбинацию симметричной и асимметричной войн».

Ф. Хоффман предлагает уточнение: в гибридных войнах асимметричная компонента имеет решающее оперативное значение на поле боя, в отличие от обычных войн, где роль асимметричных игроков (например, партизан) состоит в отвлечении сил противника на поддержание безопасности вдали от поля боя. В дальнейшем во избежание путаницы Хоффман предложил использовать для войн, где целью асимметричной компоненты является оттягивание сил противника от основного театра войны и создание затруднений в управлении войсками, термин «комбинированная война».

Однако, на мой взгляд, более точное определение термина «гибридная война» предложил Президент Соединенных Штатов Америки Джон Кеннеди в 1962 году.
“Есть другой вид военных действий- новый по методам, старый по происхождению - Война партизан, диверсантов, наемников, убийц; война засад вместо открытых столкновений, инфильтрации вместо открытой агрессии, добивающаяся победы изнурением и распылением врага вместо подавления его. Она полагается на восстание.”

Итак, гибридная война – это нетрадиционный вид боевых действий, я подчеркиваю, именно боевых действий, которые осуществляются в целях оказания помощи движениям сопротивления или мятежникам принудить, разрушить, или сбросить Правительство или оккупационную силу с помощью действий подполья, иностранных наемников, или партизанских сил на территории противника.
Именно это определение закреплено в содержании общего Полевого Руководства 3-05.103 (FM 3 - 05.130 U.S. Special Forces Unconventional Warfare) армии США, а 10-й Том Кодекса Соединенных Штатов (Section 167(j), Title 10, United States Code (USC)) определяет нетрадиционные или гибридные военные действия, как вид деятельности Командования Сил Специальных Операций США(USSOCOM).
Директива Министерства Обороны США № 3000.07, «Военные действия нерегулярных частей» (DODD Irregular Warfare,) указывает, что нетрадиционные гибридные военные действия столь же стратегически важны, как и действия регулярных частей. Проведение нетрадиционных военных действий по существу является межведомственным действием Правительства США в сферах, которые часто превосходят возможности одного только Министерства Обороны США.
Существует несколько уникальных терминов, относящихся только к нетрадиционным военным действиям. Эти термины разработаны в течение нескольких лет правительственными и военными ведомствами, а также академическим сообществом США. Многие из этих терминов близки по смыслу друг к другу и рассматриваются в Объединенном Издании 1-02 «Словарь военных и связанных с ними понятий Министерства Обороны США» или в ОИ 3-05 «Доктрина Объединенных специальных операций США».



Подходы США к нетрадиционным гибридным военным действиям базируются на использовании политической, информационной, кибернетической, военной, экономической и психологической уязвимости противника, путем формирования оппозиционной силы сопротивления в целях достижения стратегических целей США.

Нетрадиционные гибридные военные действия зачастую выходят за рамки международного гуманитарного права и могут не попадать под юрисдикцию различных международных и межгосударственных соглашений.

Командование Сил Специальных Операций США (USSOCOM) в качестве одной из приоритетных задач нетрадиционных гибридных военных действий рассматривает создание таких условий для движений сопротивления или мятежных сил, при которых они получат способность создания подпольных или партизанских сил, а также вспомогательных сил поддержки для каждого из элементов сопротивления правительству атакуемого государства. Оппозиционные силы всегда имеют подпольные группы. Вооруженный компонент этих групп — это партизанские войска (guerrilla force) которые проявляются только в момент конфликта. Объединенный эффект двух взаимосвязанных направлений приложения усилий и определяет в значительной мере финал кампании нетрадиционных военных действий.

Таким образом, учебное пособие №18-01 «Нетрадиционные военные действия сил специального назначения США» (Training Circular (TC) 18-01 Special Forces Unconventional Warfare), разработанное за подписью Командующего Центра и Школы Специальных Военных Действий им. Джона Ф.Кеннеди Армии США Форт Брэгг, описывает гибридные нетрадиционные боевые действия, как вооруженное противостояние и подрывная деятельность оппозиционных сил правительству атакуемой страны.

Согласно учебного пособия №18-01 «Нетрадиционные военные действия сил специального назначения США», оппозиция должна проводить военные операции, обычно в форме партизанской войны, против силового аппарата государства или оккупационных войск. Конфликт должен включать в себя операции, направленные на разложение морального состояния правительственного аппарата атакуемого государства, подрыва сплоченности населения, дисциплины в силовых структурах, и лишающие противника поддержки населения. Подрывная деятельность ослабляет противника путем дискредитации его возможностей эффективного управления населением.

Поддержка Правительством США сопротивления и мятежа, в рамках нетрадиционных военных действий, может выражаться в любой из нижеперечисленных форм:

Непрямая поддержка (indirect support). В сценариях ограниченных военных действий (limited-war) открытая поддержка со стороны США сил сопротивления иногда нежелательна. В таких случаях Правительство США может оказывать поддержку не напрямую, через коалицию партнеров или территорию третьей стороны. Правительство США в обычном случае ограничивает непрямую поддержку доставкой материально - технической помощи и обучением лидеров оппозиции. Ограниченные военные действия являются гораздо более узкой средой, которая требуют низкоуровневых решений для всех операций поддержки со стороны Правительства США.

Прямая поддержка (direct support). В преимущественно военных сценариях видимость поддержки менее спорна, что расширяет сферу поддержки в области логистики, обучения, консультаций. Поддержка США может включать советников в убежищах или на подконтрольных мятежникам территориях, не в области боевых действий. Соединенные Штаты также могут осуществлять поддержку с территории соседней страны.

Военная поддержка (combat support). Военная поддержка включает в себя все виды деятельности по непрямой и прямой поддержке касательно военных операций.

Также, в рамках нетрадиционных военных действий, Правительство США рассматривает специфические материальные и социальные условия, которые определяют успех восстания и мятежа.

Три основных условия - это слабость или неконсолидированность правительства, или оккупационной силы, сегментированность социальных групп населения, и подходящие географические условия, в которых оппозиционный элемент может организоваться и проводить подрывную деятельность или оказывать военное сопротивление.

1. Слабость или неконсолидированность Правительства.

Обстоятельства должны в достаточной степени способствовать разделению или ослаблению организационных механизмов, которые правящий режим использует для контроля над популяцией для того, чтобы обеспечивалась возможность для сил оппозиции успешно организовать минимальный перечень подпольной активности. Организация успешного сопротивления в ситуации полностью консолидированного правительства или оккупационной силы и сильного аппарата госбезопасности представляется очень сложной задачей. Несмотря на неудовлетворенность властью со стороны населения в целом, оппозиция имеет невысокие шансы успешно создать необходимую инфраструктуру для организации мятежа.

2. Воля народа.

Население атакуемого государства должно обладать не только желанием сопротивляться, но и способностью переносить репрессивные контрмеры со стороны правительства или оккупационной силы. Население, которое длительный период находятся под давлением и воздействием пропаганды атакуемого режима обладают меньшей способностью к борьбе. Население, живущее в условиях значительного давления, как правило, либо удерживают собственные уникальные религиозные, культурные, этнические обычаи либо ассимилируются с режимом в рамках инстинкта самосохранения.

3. Психологическое и информационное воздействие.

Важной компонентой пропаганды является разжигание недовольства политическим режимом атакуемого государства. Такая деятельность может увеличить поддержку силам оппозиции со стороны населения и создать общую атмосферу симпатии по отношению к таким силам.
Практически в каждом сценарии силы сопротивления имеют дело с активным меньшинством, поддерживающим правительство, и равновеликим количеством населения, поддерживающих силы оппозиции. Для достижения успеха силы оппозиции должны убедить не определившуюся центральную часть населения, которая включает в себя пассивных сторонников обоих сторон, принять их сторону. Поддержка пассивной части популяции — это то, что необходимо оппозиции для захвата политической власти.



Соединенные Штаты проводят нетрадиционные гибридные военные действия двух типов. В преддверие крупномасштабных военных операций или без крупномасштабных военных операций.

Существуют две возможные цели крупномасштабного военного участия войск США. Цель такого участия либо способствовать присутствию обычных военных сил противника, либо оттягивание ресурсов противника от региона операций нетрадиционных военных действий.
Подразделения ССО (USSOCOM) в условиях ведения нетрадиционных военных действий могут функционировать в качестве эффективного инструмента информационно - психологических операций (PsyOps) по подготовке населения к введению обычных войск США.
Более того, обман, другие средства могут убедить руководство атакуемого государства вывести ресурсы из основного театра военных действий, когда этого делать не следует.

Для примера, Соединенные Штаты могут распространять сообщения, убеждающие в том, что партизанские операции произойдут в определенном районе, вынуждая руководство противника оттянуть силы с основного направления и производить подготовку к несуществующей угрозе.

Примеры таких типов НВД со стороны Соединенных Штатов включают в себя:

• Европейский и Тихоокеанский ТВД (1942-45)
• Северная Корея (1951-53)
• Планы Холодной войны для Восточной Европы (1952-89)
• Кувейт (1990-91)
• Афганистан (2001-02)
• Ирак (2002-03)

Во время крупномасштабных операций нетрадиционных гибридных военных действий фокусируется прежде всего на военных аспектах конфликта, поскольку предстоит развертывание обычных военных сил. Задача обычно распылить или ослабить военные возможности противника, сделать их уязвимыми для действий обычных родов войск. Соединенные Штаты могут использовать действия или сообщения для наращивания распыленности и ослабления возможностей противника путем уменьшения его морали и сплоченности. Это может повысить процент дезертирства, сдачи в плен, неподчинения.

В основном, Соединенные Штаты используют ограниченные операции для оказания давления на противника. Примерами таких типов нетрадиционных гибридных военный действий являются:

• Страны Балтии (Эстония, Литва, Латвия-1950-е)
• Гватемала (1954)
• Албания (1949-1954)
• Тибет (1955-1965)
• Индонезия (1958)
• Куба (1960-е)
• Северный Вьетнам (1961-1964)
• Афганистан (1980-е)
• Никарагуа (1980-е)

Силы специальный операций (USSOCOM) выделяют рамочную схему нетрадиционных гибридных военных действий, которая описывает концептуальную конструкцию и нормальные фазы воздействия на политический режим атакуемого государства.



Оперативные требования к проведению и поддержке нетрадиционных гибридных военных действий содержат некоторые дополнительные трудности, по сравнению с другими типами специальных операций и операций обычных родов войск. Гибридные нетрадиционные боевые действия, как правило более длительны и совершаются на недоступной территории. Эти обстоятельства требуют от сил, принимающих участие в операции возможностей действия децентрализовано, без преимуществ крепкого тылового обеспечения. Эти факторы делают существующие методы управления и снабжения неприменимыми.

Силы специальных операций спецназа США (USSOCOM) в нетрадиционной войне.

Несмотря на то, что многие государственные и специальные организации США поддерживают нетрадиционные военные действия, силы специальных операций спецназа США специально предназначены для использования в условиях гибридных нетрадиционных военных действий. Уникальные возможности сил специальных операций спецназа США включают в себя:

• Проникновение на территорию противника и связь с оппозиционными силами сопротивления
• Подготовку и консультирование оппозиции и подпольной части сил сопротивления
• Координацию и синхронизацию элементов сил сопротивления с усилиями США

Подразделения военно-информационного сопровождения (MISO).

Подразделения ВС США могут использовать военно-информационного сопровождения (ВИС) в составе возможностей спецназа армии (ARSOF) или вместе с возможностями Правительства США для уменьшения потребности в военной силе. В зависимости от конкретной ситуации, в период нетрадиционных военных действий производят ВИС для увеличения эффекта операции. Элементы военно-информационного сопровождения:

• Выявление ключевых психологических факторов оперативной среды.
• Проведение обучения и консультирования лидеров мятежных оппозиционных сил по вопросам организации, развертки, и расширения информационных возможностей.
• Выявления действий, которые способствуют созданию, изменению поведения целевой группы или лица.
• Оформление общественного мнения с целью поддержки задач нетрадиционных боевых действий.
• Дезинформация и ложная информация (misinformation).

Подразделения по связям с населением (CMO).

Личный состав по связям с населением (СН) увеличивают возможности Штаба сил спецназ давая экспертную оценку военно-гражданским отношениям (civil-military operation, CMO). Несмотря на то, что военно - гражданские операции (ВГО) играют незначительную роль в операциях сил сопротивления, раннее планирование ВГО является принципиально важной задачей. ВГО играют существенную роль в:

• Облегчении трудностей и лишений населения во время проведения операций сил сопротивления путем оказания гуманитарной помощи.
• Планировании мобилизации поддержки кампании нетрадиционных военных действий.
• Анализе влияния сил оппозиции на коренное население, институты, центры дипломатического влияния.
• Помощи Командующему существенной гражданской информацией, для увеличения степени понимания оперативной среды.
• Поддержка стабилизации пост конфликтной ситуации.
• Поддержка при демобилизации и расформировании сил сопротивления в пост конфликтный период.

Полевое Руководство № 3-05.40(FM 3-05.40 Civil Affairs) «Связи с населением» содержит дополнительную информацию о дипломатической поддержке НВД.
По причине военно-политической природы нетрадиционных гибридных военных действий, широкое межведомственное участие США является критически важным для долгосрочного успеха. Полное вовлечение объединенных, межведомственных, межправительственных, и международных комиссий необходимо на многих этапах конфликта с применением нетрадиционных средств войны.

Дипломатическое сопровождение семи фаз нетрадиционных военных действий как правило включает в себя поддержку проведения всех семи фаз операции по атаке на враждебный политический режим.
Важнейшей ролью дипломатического сопровождения семи фаз нетрадиционных военных действий со стороны Государственного департамента США является содействие быстрому переходу власти из рук сил оппозиционного сопротивления в руки нового легитимного правительства, после прекращения военных действий.

Три этапа нетрадиционных гибридных военных действий

Система из трех этапов нетрадиционных гибридных военных действий, представленная ниже, является историческим анализом этапов взросления восстания и деятельности оппозицмионных сил по свержению неугодных США политических режимров. Этот чрезвычайно полезный шаблон позволяет описать точно афилированность существующих оппозиционных групп с деятельностью правительства США и их координацию силами специальных операций (USSOCOM).

Этап I- Латентная или скрытая фаза

В течение этой фазы, лидеры оппозиционного сопротивления создают тайную инфраструктуру поддержки, на которую в будущем будут опираться все усилия. Организация сопротивления использует различные подрывные методы для психологической подготовки населения к сопротивлению. Некоторые методы включают в себя пропаганду, дискредитацию, выступления, забастовки, саботаж. Подрывная деятельность зачастую имеет место без крупного проявления вооруженного насилия.

Виды такой деятельности:

• Вербовка, организация, подготовка кадров;
• Инфильтрация в ключевые правительственные организации и неправительственные группы;
• Установление сетей разведывательных, оперативных, и ячеек снабжения;
• Организация или создание партнерских отношений с легитимными политическими группами, молодежными движениями, профсоюзами, и другими фасадными общественными организациями. Такая связь дает поддержку населения будущим политическим и военным действиям;
• Получение иностранного финансирования;
• Устроение каналов для внешней поддержки.

Слабое правительство пойдет на компромисс с требованиями оппозиции. Цель в том, чтобы подготовить общественное мнение к принятию того факта, что действия оппозиции допустимы и легитимны. Цель также в том, чтобы получить поддержку местного населения и ослабить существующее правительство. Несмотря на то, что оперативная цель состоит в получении поддержки населения, тактическая цель заключается в убеждении населения в неприемлемости коллаборационизма к правительственным силам. Это приводит в конечном итоге к состоянию, когда мятежная сила может расширить операции без опасений быть скомпрометированным местным населением. Невозможно проводить операции, полностью скрытые от населения.
Достижения такого состояния позволяет восстанию перейти на второй этап.

Этап II- Партизанские военные операции

Задачи этого этапа состоят в ослаблении правительственного аппарата государственной безопасности (военная и полицейская компоненты национальной власти) до уровня, на котором. правительство может быть свергнуто.
Кампания партизанских атак и саботажа разрушает правительственные военные и полицейские силы. Подрывная деятельность продолжает увеличивать поддержку со стороны населения. Про-повстанческие (pro-insurgency) радиопередачи, интернет сайты, блоги, видеотрансляции, газеты, листовки бросают открытый вызов легитимности и порядкам существующей власти.

В отличие от первого этапа, на втором этапе оппозиции необходимо сосредоточить силы, координировать операции, проводить обучение, получать снабжение, восстанавливать силы и укрываться после проведения операции, планировать будущие операции.
Эти требования увеличивают потребность в обеспечении безопасности и сборе разведсведений в рамках второго этапа. Механизмы подпольной поддержки должны расти пропорционально росту числа оппозиции.
На данном этапе бойцы оппозиционного сопротивления или повстанцы могут получить официальный военный статус от Международного Сообщества, если они отвечают международным критериям приемлемости.

Этап III- Военные действия

Цель оппозиции на данном этапе добиться разрушения существующей системы политической власти или ухода оккупационной силы. Повстанцам не обязательно преобразовываться в обычные войска, но они должны оформится в организацию, способную разрушить систему власти.
Для примера, мятежники могут ослабить способность противника к сопротивлению до такой степени, что городские протесты у президентского дворца могут сбросить правительство.
Такая тактика может увенчаться успехом, только если повстанцам удалось сначала устранить армию противника. Как пример, ситуация на Украине в период киевского майдана в 2014 году.



Таким образом, нетрадиционные гибридные военные действия, это весьма длительный процесс.

Этапы и фазы подобных боевых действий могут длится годами или даже десятилетиями, прежде чем перейти в фазу открытых боевых действий или восстания оппозиции.

Нетрадиционные боевые действия выходят за рамки международного гуманитарного права и не описываются международными соглашениями.
При этом, информационная война - действия, предпринятые для достижения информационного превосходства в интересах национальной стратегии и осуществляемые путем влияния на информацию и информационные системы противника при одновременной защите собственной информации и своих информационных систем, которые описываются в директиве Комитета начальников штабов № 30, а также другими документами стратегического военного планирования армии США, является всего лишь элементом обеспечения нетрадиционных гибридных военных действий.

Отсюда вытекает, что наравне с военным конфликтом, вооруженным конфликтом, локальной войной, региональной войной, крупномасштабной войной, нетрадиционные военные действия могут быть определены в качестве самостоятельного понятия вооруженного противоборства.

В нашем государстве одним из основных документов, которым определяется система официальных взглядов и положений, устанавливающая направление военного строительства, подготовки государства и вооружённых сил к войне, в том числе в информационном и кибернетическом пространстве, является Военная Доктрина Российской Федерации.

Военная Доктрина Российской Федерации рассматривает информационно-психологическое воздействие на граждан России в качестве основных угроз и вызовов своей безопасности.

Статья 12 пункт «М» Военной Доктрины Российской Федерации относит использование информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности, к внешней военной опасности;

В частности, ст. 13 п. «В» Военной доктрины Российской Федерации указывает в качестве внутренних военных опасностей - деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, которая имеет под собой цель, подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества.

А статья 14 пункт «В» определяет Основные военные угрозы для Российской федерации, как воздействие противника на всю глубину территории России одновременно в глобальном информационном пространстве, в воздушно-космическом пространстве, на суше и море;

При этом, Военная доктрина Российской Федерации определяет одной из основных задач государства по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов:

у) создание условий, обеспечивающих снижение риска использования информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности.
При этом, в общих положениях военной доктрины российской Федерации нет не то, что определения термина нетрадиционной гибридной войны, нет определения такого понятия, что нужно считать информационной войной.

А в разделе применение Вооруженных Сил, других войск и органов, их основные задачи в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время, нет понятия, как информационно-психологическое нападение в глобальном информационном пространстве на Россию и ее союзников.

А в разделе Военной Доктрины Российской Федерации, где определены основные задачи Вооруженных Сил, других войск и органов в мирное время, никак неопределенны задачи по информационно-психологическому сдерживанию вероятных противников в глобальном информационном пространстве.
Также в разделе, где законодатель описывает основные задачи Вооруженных Сил, других войск и органов в период непосредственной угрозы агрессии, нет определения задач по осуществлению мероприятий по снижению уровня информационно-психологической агрессии вероятного противника в глобальном информационном пространстве.

И как следствие, в разделе Военной Доктрины Российской Федерации, где сказано о направлениях развития военной организации нашего государства, совершенным образом не отражены направления развития вооруженных сил для совершенствования системы информационно психологического противоборства в глобальном информационном пространстве.

Таким образом Военная Доктрина Российской Федерации дает понимание, что государство знает о возможности информационно-психологического нападения вероятного противника, как в информационном, так и в кибернетическом пространстве.
Однако, Военная Доктрина Российской Федерации, не дает ответа, как государство готовится к ответу в случае угрозы информационного нападения, ведения противником нетрадиционных боевых действий или непосредственного информационного нападения вероятного противника.

А что самое главное, военная доктрина никак не определяет ответственный орган, который призван бороться с подобными угрозами и в каком направлении этот орган должен развиваться, чтобы соответствовать современным вызовам и угрозам в кибернетическом, информационном и политическом пространстве.

Отсюда следует, что существующая редакция Военной доктрины Российской Федерации не полной мере соответствует тем вызовам и угрозам, которые стоят перед нашим государством.

Надеюсь, это важный пробел будет исправлен и наши Вооруженные силы получат необходимое законодательное обеспечение, дабы они могли должным образом обеспечивать свое развитие и вести противоборство с вероятным противником, не только в традиционных средах, но и в информационном, в кибернетическом пространстве, а что самое главное вести с вероятным противником борьбу в условиях нетрадиционных военных действий.

И в качестве заключения. Нравиться вам это или нет, если не доказано обратное, существующую несистемную оппозицию в Российской Федерации, которая очень часто любит встречаться с разными иностранными послами и проводить оппозиционных посиделки в сопредельных странах, нужно считать не чем иным, как передовым отрядом сил специальных операций США, которые ведут против России нетрадиционные боевые действия. И относиться к представителям этой оппозиции нужно, как комбатантам неприятельских войск. Вот такое мое мнение.

Владимир Орлов

https://soldier-moskva.livejournal.com/458992.html - цинк

И еще на тему спецслужб.

1. Три дипломата российского в российском посольстве в Осло обвиняются в работе на ГРУ https://www.newsinenglish.no/2020/05/06/russian-diplomats-tied-to-spy-agency/
2. Специалитсы ОЗХО обвиняют свое руководство (включая руководителя ОЗХО) в подтасовке доклада о хим.атаке в Думе и фейковых заявления с целью скрыть фальсификации https://thegrayzone.com/2020/05/06/opcw-douma-whistleblower/
3. ФНС как дырка в системе безопасности http://romachev.ru/%d0%be%d0%bf%d0%b0%d1%81%d0%bd%d0%b0%d1%8f-%d0%b1%d1%80%d0%b5%d1%88%d1%8c-%d0%b2-%d1%81%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%b5%d0%bc%d0%b5-%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d0%be%d0%bf%d0%b0%d1%81%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b8/

Tags: Россия, США, военное дело, гибридная война, информационная война, подрывная деятельность, разведка, спецслужбы, цветные сценарии
Subscribe

Posts from This Journal “гибридная война” Tag

promo colonelcassad июль 14, 2008 13:44 35
Buy for 750 tokens
Мои контакты и аккаунты в соцсетях, куда настроен кросс-постинг материалов блога и где меня можно найти. В некоторых из них ведутся публикации помимо основного блога. Подписывайтесь на онлайн уведомления о выходе постов (поддерживаются ПК, планшеты, смартфоны): Подписаться Подписывайтесь,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 174 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →