СolonelСassad (colonelcassad) wrote,
СolonelСassad
colonelcassad

Categories:

Эстонская этнократия: От Judenfrei до Russenfrei?



О дерусификации Эстонии.

От Judenfrei до Russenfrei?

Эстонизаторы образования, словно объевшись белены, закусили в русофобском угаре удила сразу после обнаружившейся пробоины в авантюрном проекте с эстоноязычной Кохтла-Ярвеской госгимназией, которую массово покинули русские и русскоязычные гимназисты. Хотя как раз был повод одуматься.
Но националисты-русофобы тут же потребовали перевести всё образование Эстонии на эстонский язык обучения. Чтоб не было в Эстонии русского духа. Наивно? Да, но вполне по Гитлеру, задумавшему колонизировать СССР. Ему принадлежат такие слова, адресованные идеологу нацизма, кстати, родившемуся в Таллине, Розенбергу: «Славянская плодовитость нежелательна… образование опасно… Каждый образованный человек – это наш будущий враг. Следует отбросить все сентиментальные возражения. Нужно управлять этим народом с железной решимостью».
Может это сходство с нацистскими планами формальное? Поразмышляем.

Ура-патриоты за форсаж эстонизации

Самые свежие новости. На днях депутаты Реформистской партии в горсобрании Кейла проголосовали за то, чтобы с будущего года прекратить приём в местную школу желающих учиться на русском языке. Только на эстонском! В столичном горсобрании фракция партии «Отечество» (Isamaa Erakond) дала ход проекту постановления о полном, в течение шести лет, переводе обучения в таллинских школах на эстонский язык.
Весной попечительский совет Йыхвиской государственной гимназии предложил отказаться от двуязычного обучения и полностью перевести его только на эстонский язык. А оскандалившаяся Кохтла-Ярвеская госгимназия продолжает свою работу, поскольку в министерстве образования и науки не нашли ничего страшного в том, что 34 гимназиста отказались продолжать в ней учёбу (В начале года это же ведомство считало полный перевод обучения на эстонский язык, преждевременным).
Уже решены задачи эстонизации школ и гимназий с русским языком в ряде провинциальных городов. Например, в Раквере и Пайде. В других им грозит объединение, например, в Причудье (Калласте и Колкья), что отдалит школу от учащихся на 20 километров, а где провели ликвидацию, из-за небольшого числа учащихся. Начиналось всё с Тарту, где около десяти лет назад просто закрыли Пушкинскую гимназию – старейшую русскоязычную в Эстонии. То была чем-то вроде «разведки боем».

С присоединением к гимназиям с эстонским языком обучения основных школ и гимназий, в которых обучение велось полностью или частично на русском языке, возникла и новая проблема – необходимость дополнительного обучения (а значит и финансирования), эстонскому языку русских и русскоязычных детей. Дополнительные деньги выделяются редко и только избранным, где эстонизация проходит успешно (под давлением лояльных директоров). Это приманивает самых успевающих в регионе школьников. Последнее удивляет. Разве не логично, прежде всего, оказание помощи отстающим школам с обучением эстонскому языку.
По данным газеты «Северное побережье» в уезде Ида-Вирумаа в Ярвеской основной школе числится учащихся, чей родной язык русский, больше, чем эстонских сверстников, но дополнительное обучение эстонскому не финансируется. В ответ на обращение школы в Минобр, вице-канцлер министерства Пярт-Эо Раннап сообщает, что «ценит достойный и тяжкий труд учителей». Но, увы, на всех денег не хватает. А в этом уезде таких русских и русскоязычных учащихся пруд пруди – в восьми эстоноязычных основных школах их процент составляет 56, 46, 42, 40, 27, 25, 17 и 15. Тогда зачем спешили?
И это – в регионе, где русское и русскоязычное население живёт в явном большинстве! Потому поражает полное равнодушие политиков и чиновников к тяжким усилиям русских и русскоязычных учащихся. Их родителей вынуждают добровольно-принудительно (мол, с эстонским языком их жизнь будет несравненно лучше) соглашаться с обучением их детей на эстонском языке. Вроде, убедительно. Но, как видно, языком они в необходимой степени не овладевают. Более того, и не должны, так как, по словам вице-мэра Кохтла-Ярве Нины Алексеевой само министерство поставило цель – «чтобы русскоязычные дети после окончания основной школы были в состоянии учиться в гимназии по системе 60/40». То есть на эстонском и русском языках с соотношением в пользу первого.

Проблема возникла из-за волюнтаристского желания эстонизаторов несмотря ни на что немедля начать полное обэстонивание образования. Никто с русскоязычной стороной, как это водится в Эстонии, не советовался. Но стоило эстонцам, живущим в Кохтла-Ярве, провести митинг протеста и пикеты, которые поддержали парламентарии-русофобы, как задуманное в госгимназии обучение в одном здании, для эстонцев – на эстонском и русских – на русском, как министерство согласилось на обучение только на государственном языке. Отсюда и отказ учиться в этом учебном заведении 34 русских и русскоязычных гимназистов.
Такой, давно практикумеый форсаж с эстонизацией привёл к снижению уровня знаний учащихся «русских школ», хотя в прошлом они даже опережали эстонские школы по реальным предметам. Последнее международное исследование учебных навыков ОЭСР PISA 2018 показало, что эстоноязычные основные школы (обучение до 9-го класса) абсолютно лучшие в Европе и входят в пятёрку лучших в мире. Эстонские СМИ и чиновники Минобра восторженно радуются этому достижению, но при этом вскользь замечают, что, как и прежде, сохраняется разница между результатами учащихся эстоноязычных и русскоязычных школ. В последних показатели остаются на уровне средних в Европе и мире. Причину этого объясняют недостаточным обучением учителей и директоров «русских щкол». Приехали! Опять русские виноваты, что они русские?

Эстонцам – вершки, русским – корешки

Мало того, что школы и гимназии с эстонским языком обучения во всём находились и находятся в безусловном приоритете у властей. Так вдобавок мало кого волнует, что русским школьникам приходилось и приходится параллельно с учёбой в рамках основной программы изучать эстонский язык, да ещё по общему признанию преподают его по плохим учебникам и методикам учителя, не владеющие эстонским в совершенстве. А это перегружает русских школьников и гимназистов, снижает мотивацию учиться. А вот в «треклятое» для русофобов советское время эстонские дети учились в средней школе на год дольше, чтобы можно было усвоить русский язык – язык межнационального общения в СССР.
То есть и тогда, и теперь эстонцам – вершки, а русским – корешки.

Лектор психометрии Института психологии Тартуского университета Карин Тяхт заявила новостной программе «АК+» телеканала ЭТВ+ по поводу мотивации следующее: «… у учеников в эстонских школах она выше, они нацелены на достижения, они хотят быть лучшими в важных для них предметах... они уверены, что получаемые знания нужно подтверждать научным путем, при помощи экспериментов. В этом аспекте между учениками тоже было большое различие».
Причину происходившего до сих пор с частичной эстонизацией образования в «русских школах» объяснил порталу rus.err.ee вице-мэр Таллина Вадим Белобровцев: «… мы должны говорить об экспериментах, которые периодически пытаются ставить над русскоговорящими учениками. Мы можем вспомнить знаменитый переход «60 на 40» в русских гимназиях, когда этот переход начали осуществлять и говорить, что это и есть то, благодаря чему мы научим эстонскому языку учеников 11-12 классов. Оказалось, что это совершенно не работает».
Развёрнутую картину вредительства эстонизаторов дал ещё год назад журналисту Дмитрию Пастухову в передаче ЭТВ+ «Интервью недели» учитель Таллиннской Тынисмяэской реальной школы Игорь Калакаускас: «Я считаю, что на русские школы Эстонии оказывается беспрецедентное и постоянное давление со всех сторон: русские школы обязаны всем, русские учителя всегда приводятся в пример, как не поспевающие за современными передовыми технологиями. Если вспомнить, в какой обстановке живёт русская школа, абсолютно нечему удивляться.
Прессинг со стороны Языковой инспекции тоже не сильно поднимает настроение учителям. Я не буду говорить о том, насколько правомерны эти рейды, но они совершаются и вносят нервозность.
Сюда же надо отнести постоянное муссирование в СМИ, что русская школа не так и не тому учит. Каждый второй журналист заявляет о том, что русские живут в своем инфопространстве и не хотят выходить из него. Что каждый второй из нас агент Кремля. Из-за такой нервозной обстановки многие учителя… понимают, что в любую секунду им могут сказать: «Спасибо, до свидания».
Инициатива, которую обсуждали (в Эстонии) последние два месяца – это ликвидация русскоязычного образования как такового».

Учитель раскрывает и механизм ослабления «русской школы»: «… наиболее мотивированные ученики русских школ переходят в эстонские. И в целом то, что остаётся в русских школах – не всегда самое лучшее... Здесь социальные причины играют большую роль… все знают, что среди русскоязычных жителей Эстонии процент социально неблагополучных семей больше, чем эстоноязычных».
Примечательно, что Калакаускас не видит выхода из ситуации: «Общая ситуация в русских школах – «мы плывем на «Титанике»… Склонен думать что Рубикон перейден, что русская школа эстонскому государству не нужна в принципе, и сейчас готовится общественное мнение. Обрабатывается русскоязычное население, потому что эстоноязычное, по-моему ощущению, уже с этим согласно… Но куда деть те массы русских детей, которых не смогут поглотить все эстоноязычные школы?... В нашей стране никто сильно не озаботился проблемой преподавания эстонского языка тем, для кого он не является родным».

Русский язык – угроза, английский – благо

В последней фразе – ключ к пониманию проблемы удушения «русской школы». Владелец медиа-концерна Ekspress Grupp Ханс Луйк, ратующий за скорейшую тотальную эстонизацию образования заявляет: «Если молодой человек, живущий здесь, по завершению школы не выучивает эстонский язык, то он попадет под влияние российской пропаганды». Как видно, озабоченность медиа-магната вызвана тем, что после окончания школы или гимназии русская и русскоязычная молодёжь не владеет эстонским языком свободно. И это – беспокойство как раз понятно. Более того, для эстонизаторов и русофобов владение эстонским языком помимо отказа от российской пропаганды и перехода в эстонское инфополе, гарантирует повышение конкурентоспособности русской молодёжи на рынке труда и при поступлении в университеты.
Но жизнь опровергает эти доводы. Социологи доказывают, что даже перфектное владение эстонским языком не гарантирует русским молодым специалистам равного с эстонцами продвижения по карьерной лестнице. Как и в советское время, так и ныне в государственных и муниципальных учреждениях неэстонцы составляют всего 2-3%, к тому же занимая второстепенные должности.
Так, зачем, обманывая себя и мучая почти треть иноязычного населения, городить огород с эстонизацией образования, то есть переход на обучение русских на эстонском языке? Казалось бы, и ежу ясно, что проще всего учить в «русской школе» эстонский язык, как английский или немецкий.

Почему же эстонизаторы настаивают на первом? Ответ прост. Обучение на неродном языке (заметьте, у эстонцев родной язык называется трогательно emakeel, то есть материнский) форматирует новый культурный код, ментальность, мироощущение, отторгает русских от России и русскости. Вывод: этого, а не овладения эстонским языком в конечном счёте добивается этнократия Эстонии. Объясняют это страхом перед иноязычным населением (почти треть населения Эстонии), но особенно русскими (каждый четвёртый житель страны), которые будто бы живут в своём (российском, а значит враждебном) инфопространстве. А ещё тем, что русский язык оказывает отрицательное влияние на эстонский язык. Наконец, главное объяснение: русофобы спят и видят в иноязычной массе «пятую колонну» или «руку Москвы» и настойчиво внедряют этот страх в умы и сердца эстонцев.

А что на самом деле? Эстонские филологи уже опасаются англосаксонского влияния на эстонский язык, а также американизации образа жизни эстонцев, но проатлантический эстонский истеблишмент это не волнует. Только что ректор Тартуского университета Тоомас Ассер самоуверенно отметил, что не стоит опасаться вторжения англоязычного образования: «Я думаю, что опасность немного преувеличена. Мы можем оттуда привезти сюда знания, а наши знания показать за границей». И тут, как и с русским языком, видно, что дело не столько в языке, сколько в цивилизационном выборе. Ведь образование на русском языке в Эстонии откровенно задвигают, при том, что не выявлено никакой угрозы от языка Пушкина на эстонский.
Да, неэстонцы не всё знают в подробностях о деталях светской жизни и о скелетах в шкафах эстонского политического бомонда. Ну, например, причин заболевания любимой собаки какой-нибудь эстонской светской львицы или кто кому приходится родственником в высших сферах власти. Зато русские давно ориентируются во всём, что касается самого важного в общественно-политической и социально-экономической жизни Эстонии.
Нет для них никакого информационного занавеса, уж очень сильно отделяющего их новостной мир от эстонского. Конечно, он подпитывается новостями федеральных телеканалов РФ, социальных сетей. И что с того?

Что касается страха перед «русским бунтом», то сегодня это – смешно. Русские и русскоязычные жители давно опущены эстонским государством ниже плинтуса, а в условиях потребительского мира и безразличия к их положению даже России, местные русские смирились с бесправием, считая его неизбежным и естественным, как небезопасные вспышки на Солнце.
И последнее: неэстонцы-граждане ЭР (остальные имеют гражданство РФ или статус негражданина), составляющие чуть меньше 1/6 имеющих избирательное право на выборах парламента, никак не могут через своих, гипотетически максимальное число представителей в Рийгикогу, изменить Конституцию, так как поправки к Основному закону должны получать поддержку не менее 2/3 голосов парламентариев.

Задушить врага легче всего, обняв его

Так что страхи во многом надуманные или сознательно демонизированы. Они создают дымовую завесу, отвлекающую от охватившей весь эстонский истеблишмент идеи фикс с эстонизацией, абсолютно не подготовлена, точно так же, как было со всеми предыдущими попытками эстонизировать «русскую школу». Ни тридцать лет назад, ни теперь, никто не ставил вопроса о государственном заказе не только на подготовку учителей-предметников, но и преподавателей эстонского языка для русских школ и гимназий. Даже сегодня не ясно, откуда взять кадры для госгимназий, если в них хлынут все желающие того русские и русскоязычные выпускники Основной школы? Но то, что удивляет русских, понятно для эстонизаторов.

Вульгарная эстонизация образования начата одновременно с заигрыванием русским и русскоязычным населением, создающим видимость заботы о русских и их проблемах. Это и повышенное внимание СМИ к северо-востоку (впервые за 30 лет!), особенно Нарве, где на русском языке говорит 97% жителей. Оно выражается в визитах туда Президента ЭР Кальюлайд, участившихся наездах политиков и бизнесменов, даже дипломатов США и Швеции, обещающих перемены к лучшему, особенно в инфраструктуре и логистике, в чём русскоязычный северо-восток отстаёт от общей картины по Эстонии. Выделены деньги на учреждение Домов эстонского языка, между Таллином и Нарвой курсировал языковой поезд, в котором в пути можно было совершенствовать свой эстонский язык. Таллин стал включать в число отмечаемых за заслуги больше людей с русскими именами, например, только что ученицу 12-го класса столичной Тынисмяэской реальной школы Лийну Баранову признали самой красивой школьницей Эстонии на конкурсе «Мисс школ Эстонии», что вчера было немыслимо. Стали публично упоминать российских деятелей культуры, награждать их, например, только что на эстонском кинофестивале PÖFF Андрею Кончаловскому вручили премию за выдающийся вклад в кинематограф. Такое тоже ещё год назад представить было невозможно.
В целом через эту пиар-акцию создают иллюзию о, якобы, улучшающемся отношении Эстонии к её русским и русскоязычным жителям. Впечатление, что на это покупается не только местное население, но и Москва, преследующая свои цели в налаживании межгосударственных связей с отдельными странами Евросоюза. Уже приходилось слышать от российских чиновников горькие слова последним борцам с местной этнократией: «Вы – уже отрезанный ломоть». А что касается эстонской этнократии, то уместно вспомнить восточную поговорку о том, что легче всего расправиться с врагом, обнявшись с ним.
И вот тому пример. Даже, если русофильские подвижки Таллина искренние, они, так или иначе, призваны отвлечь внимание от «преступления века» – ликвидации «русской школы в Эстонии. Решимость эстонизаторов в этом постыдном деле проходит при молчаливом согласии Кремля (то же с Латвией). На это обратила внимание и Президент ЭР Кальюлайд после её визита в Москву.

На самом деле эстонизаторы рассчитали всё, действуют хладнокровно и последовательно. Расчёт на то, что учительский корпус в «русской школе» заметно постарел, а замены им Министерство образования и науки не готовит. Почему? Когда преподавать на русском языке будет некому, русским придётся, либо уехать из Эстонии, либо их детям – погрузиться в изучение эстонского языка уже с детсада, что неизбежно будет в ущерб родному языку. Обещания России создать школу при посольстве, наладить дистанционное обучение – это пока разговоры, кстати, «с бородой», да и проблемы сразу не решат. А так, с будущего года можно будет прекратить преподавание на русском языке с первого класса, как и решило горсобрание города Кейла, а потом – со второго, третьего и так через девять лет до девятого класса Основной школы. Большинство русских детей будет отставать в учёбе из-за незнания языка, а потому им не придётся мечтать о гимназической ступени образования и тем более университетах. Произойдёт то, о чём говорил в 90-е годы журналист-русофоб Тийт Маде, успокаивавший особо ретивых ультра-националистов: мол, не надо гнать русских из Эстонии, в будущем они – «наша» обслуга.

Всем учиться на эстонском, но раздельно!

Вот почему вроде бы тупой отказ Эстонии наладить в «русской школе» обучение на высшем уровне (категория С 1) эстонскому языку, как и английскому, выдаёт с ног до головы истинные намерения эстонизаторов, о которых они говорят уже открыто и безапелляционно, высокомерно и нагло. Например, член фракции входящей в правительственную коалицию партии Исамаа (Isamaa Erakond) в столичном Горсобрании Март Луйк заявляет: «По сей день мы продолжаем воспроизводить двуязычное общество, что в длительной перспективе наносит более серьезный ущерб одной части общества и непродуктивно по своей сути… Каждый гражданин Эстонии должен владеть эстонским языком и проще всего овладеть языком именно в детстве». Какой ущерб, что непродуктивно и почему каждый гражданин должен владеть эстонским языком – это в Конституции прописано? Нет! Более того, фракция внесла проект постановления, согласно которому за шесть предстоящих лет в муниципальных школах Таллина обучение было бы переведено полностью на эстонский язык.

Юрген Лиги – видный деятель либерально-нацоналистической Реформистской партии, представляющей интересы крупного и среднего капитала Эстонии и глобалистов США, цинично лицемерит, выказывая заботу о неэстонцах: «Часть людей в Эстонии, прежде всего русскоязычных, живет обособленно и хуже. Все это начинается с системы образования, которая воспроизводит эти проблемы. Я думаю, что создание единой эстоноязычной системы образования должно быть самой важной задачей Рийгикогу. Это самая важная реформа из всех, которые мы в состоянии провести».
И это – демократия, правовое государство? За всем этим скрывается патологическая русофобия. Этого не скрывает министр культуры, член националистической партии Исамаа (Isamaa Erakond) Тынис Лукас: «Я не считаю правильным насильно смешивать русских и эстонских детей и называть это единой эстонской школой. Лучше мы принесем эстонский язык в русскую школу, чем русский язык в эстонскую школу».
Ещё доказательство русофобии – Языковая инспекция не контролирует знание эстонского языка в Немецкой гимназии, где преподают и учителя из Германии, не владеющие эстонским языком. Но немецкий язык не раздражает того же Лукаса, хотя он называет «невыносимой» ситуацию, когда «мы, эстонцы, вынуждены общаться на других языках, чтобы получить свою еду, посылку или проехать на такси».
Это ли не ущербный патриотизм? Настораживает фанатичная убеждённость эстонизаторов в своей правоте. Но кто даст гарантию в том, что добившись своих целей, эстонизаторы не столкнутся в будущем лицом к лицу с тем, против чего они и намерены отменить «русскую школу»? Ведь, «допущенные к телу» обэстонившиеся русские и русскоязычные жители, возможно на самом деле всего лишь прикидываясь эстонцами, со временем, получив больше возможностей для внутренней борьбы с этнократией, станут реально и эффективно бороться именно с ней. Кто знает.

Парламентские партии – Центристская и Социал-демократическая, а также партия «Эстония 200» не разделяют радикализма фанатичных эстонизаторов. Но они и не выступают категорически против их планов. Они либо оттягивают решение вопроса (центристы), либо говорят о совместном обучении, но на разных языках (соцдемы, «Ээсти 200»), фактически подыгрывая алчным аппетитам эстонизаторов.
Это иллюстрирует их самый сильный аргумент о праве родителей выбирать язык обучения их детей. Но это право уже растоптано в ходе предыдущих, более робких этапов эстонизации и вытеснения «русской школы». Даже те, кто твердят о таком праве, способствует созданию такой общественно-политической атмосферы, когда у этих родителей не будет иного выбора, как связать судьбу своих детей с эстоноязычной школой.
Увы, такая атмосфера практически создана и вот как о ней высказался министр культуры Тынис Лукас: «На самом деле все понимают, что это возможно, этого не избежать, и рано или поздно основная школа станет эстоноязычной. К тому же, учителя-предметники для русской основной школы уже годами не выпускаются из университетов, поэтому так или иначе русскоязычной школе скоро придет конец. Это – политический вопрос, как быстро эту проблему можно решить, и насколько она приоритетна». И ещё: «Центристы хотят провести этот переход как-то более естественным и гибким путем, чем пугать своих избирателей конкретными сроками». Вопросы есть?

Эстонизация: от Judenfrei до Russenfrei?

И вот настал момент задуматься о сходстве языковой политику Эстонии с гитлеровским Generalplan Ost колонизации восточных земель. Из письма рейхсляйтера Бормана рейхсляйтеру Розенбергу 23 июля 1942 года: «Ненемецкое население не должно получать образования, кроме низшего… Вполне достаточно, если лица ненемецкой национальности научатся читать и писать… Вместо нынешнего алфавита впредь подлежит ввести в школах нормальный алфавит». А вот что пишет Гитлер в тот же день в своей директиве Розенбергу: «Славянская плодовитость нежелательна… образование опасно… Каждый образованный человек – это наш будущий враг. Следует отбросить все сентиментальные возражения. Нужно управлять этим народом с железной решимостью».
Возражение о том, что немцы осуществляли дерусифицирование людей на захваченной земле, а Эстония – с пришельцами, всё-таки не выдерживает критики. Современное поколение русских и русскоязычных живёт на эстонской земле уже, как минимум в третьем поколении. Да и гитлеровцы считали, что захваченные ими восточные земли станут частью Великого Рейха. Наконец, методы подавления иноземцев-чужаков с помощью лингвистического террора в обоих случаях очень даже схожи.
Я не могу ставить на одну полку нацизм гитлеровской Германии и решение «русского вопроса» в современной Эстонии. Но продолжают смущать аналогии.
Вчитайтесь в инструкцию рейхсминистра оккупированных Восточных земель Розенберга имперскому уполномоченному в Прибалтике и Белоруссии (май-июнь 1941 года): «Что же касается процесса германизации или переселения, то эстонский народ уже германизирован на 50 процентов датской, германской и шведской кровью и может рассматриваться как родственная нация». Да, родственная, но и для сегодняшних западных господ – не ровня с англосаксами.
Вот выдержка из замечаний и предложений имперского руководителя войск СС Гиммлера к генеральному плану «Ост» от 27 апреля 1942 года: «На обширных пространствах Востока, не предусмотренных для колонизации немцами, нам потребуется большое количество людей, которые в какой-то степени воспитывались в европейском духе и усвоили, по меньшей мере, основные понятия европейской культуры. Этими данными в значительной мере располагают эстонцы, латыши и литовцы… Тогда неприятные для русского населения мероприятия будет проводить, например, не немец, а используемый для этого немецкой администрацией латыш или литовец».

И когда при этом я вспоминаю и слова Президента ЭР Керсти Кальюлайд: «На самом деле я три года призываю наших политиков действовать. Я немного разочарована тем, что эта коалиция,… не перевела систему образования полностью на эстонский язык. То же самое касается детских садов. Тогда эта проблема исчезнет», то становится не по себе. То есть в Эстонии будет приглушена русскость, русских обэстонят и вестернизируют? Это и есть «проблема»? То есть Эстония станет RUSSENFREI, как во время немецкой оккупации при пособничестве местного населения она стала JUDENFREI, что отмечалось в донесениях в Берлин оккупантами? Думаю, что надежда на это всё же – прожектёрство. Не удалось это гитлеровцам, не удастся и эстонской этнократии. Так что лучше вовремя опомниться. А, если временно и удастся, то причинённое местным русским и русскоязычным жителям Зло так и так придётся расплачиваться.

Димитрий Кленский

https://baltija.eu/news/read/47413 - цинк

Tags: Европа, Прибалитика, Эстония, русофобия, русский язык
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mir_v_donbasse сентябрь 16, 07:43 475
Buy for 760 tokens
Обновление: для приемной дочери Татьяны, у девочки онкология, разыскивается препарат Бондронат! Стоит порядка 14 000! Жизненно необходим! Кто поможет достать, или собрать на хотя бы две упаковки - контакты и реквизиты ниже! Пометка "Препарат". После начала кровавого геноцида жителей Донбасса, я…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 491 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →