?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Распространить тоталитарную пропаганду Написать анонимный донос Следующий пост
Подозрительное лицо на встрече с Фейхтвангером
Офицер НКВД
colonelcassad


Бдительный гражданин Балашов пишет письмо товарищу Сталину по поводу подозрительного лица, которое он увидел на фотографии в газете "Правда", которая запечатлела встречу Сталина с знаменитым немецким писателем Лином Фейхтвангером.





Рукописный вариант.





РГАСПИ Ф.17, Оп.171, Д.295 Л.34-36об

http://istmat.info/node/61805 - цинк

Стоит отметить, что у этого письма было продолжение.



Борис Маркович Таль (настоящая фамилия Криштал; 1898, Баку — 17 сентября 1938) — участник Гражданской войны, доктор экономических наук, заведующий отделом печати и издательств ЦК ВКП(б), редактор журналов «Большевик», «Большевистская печать», газет «За индустриализацию», «Известия».
Родился в семье механика бакинских нефтепромыслов. В 1915 г. поступил на физико-математический факультет Московского университета, но не окончил его. Студентом участвовал в революционном движении.
С 1918 г. — член РКП(б). В том же году добровольно вступил в Красную гвардию, окончил Московские командные курсы. Участник Гражданской войны:
В 1918 г. в Архангельске взрывал грузовые баржи в устье Северной Двины, преграждая путь английскому десанту с Белого моря.
В 1919 г. был строевым командиром на Южном фронте, в октябре — комиссаром Уральской укреплённой бригады. В 1919 г., опасаясь за жизнь родителей, проживавших в захваченном Баку, пошёл на хитрость: по Восточному фронту было объявлено о гибели красного комиссара Бориса Криштала; с этого момента и появился Борис Таль.
С 1919 г. по апрель 1920 г. — военный комиссар, затем — командир 73-й стрелковой бригады 25-й стрелковой дивизии. За храбрость комдив В. И. Чапаев наградил Бориса Криштала шашкой с личной росписью. С 10 по 29 января 1920 г. временно исполнял должность комиссара дивизии. С 10 мая 1920 г. по 4 августа 1920 г. — комиссар 25-й стрелковой дивизии; в период с 18 июля по 4 августа 1920 г. временно исполнял также должность начальника этой же дивизии.
С 12 августа по 29 ноября 1920 г. — военный комиссар 44-й Киевской стрелковой дивизии, затем — комиссар штаба и член Реввоенсовета 12-й армии.
В 1921 г. воевал на Туркестанском фронте.
В 1923 г. награждён орденом Красного Знамени.
С 1923 г. — на партийной работе. Начал деятельность в агитпропе Московского городского комитета РКП(б).
С июля 1929 по январь 1930 г. — заместитель заведующего Отделом агитации, пропаганды и печати ЦК ВКП(б), заведующий Сектором науки Отдела культуры и пропаганды ленинизма ЦК ВКП(б).
С февраля 1930 по апрель 1932 г. — член редакционной коллегии газеты «Правда».
В 1933—1937 гг. — ответственный редактор журнала «Большевистская печать». Одновременно с 1933 г. по май 1935 г. — ответственный редактор газеты «За индустриализацию!», с августа 1934 г. - член редколлегии журнала "Большевик", с 13 мая 1935 по 4 сентября 1937 г. — заведующий Отделом печати и издательств ЦК ВКП(б).
С января по ноябрь 1937 г. — ответственный редактор газеты «Известия».
Доктор экономических наук. Автор учебника по политэкономии социализма.
2 декабря 1937 г. был арестован. 17 сентября 1938 г. приговорён к расстрелу как участник троцкистской террористической организации; в тот же день приговор приведён в исполнение.
При Хрущеве реабилитирован.


Тут конечно надо смотреть дело Таля, чтобы понимать, насколько сильно письмо Балашова повлияло на его судьбу.

Подписаться на Telegram канал colonelcassad

Записи из этого журнала по тегу «репрессии»


promo mgu68 19:51, Среда 47
Buy for 760 tokens
Наверное, такой большой пост мы делаем впервые. Впереди зима, людям очень нужна любая помощь. Читатели моего журнала знают, что с 2014 года у нас дома организован склад, где любой беженец может найти первую необходимую помощь, от медикаментов (несколько коробок) до продуктов питания, канцелярии для…

  • 1

Может быть не все так однозначно?

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ТАЛЯ Бориса Марковича 28.11.1937
https://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/61255

Похоже, что Борис Маркович все же покрывал "троцкистов".

Судя по военной карьере Бориса Марковича в РККА - с Троцким у него было все в порядке..

Re: Может быть не все так однозначно?

Спасибо!

Re: насколько сильно письмо Балашова повлияло

Никак не повлияло. Заявление Балашов подал в марте, а Таля арестовали в декабре. И в протоколе допроса Таля нет никаких вопросов вытекающих из заявления Балашова.

Взяли Таля по другому доносу с более серьезными обвинениями - "аноним из "Известий" написал в ЦК, что при Тале редакция превратилась в гнездо троцкистско-бухаринских шпионов" - именно об этом ему задает вопросы следователь.

Re: Может быть не все так однозначно?

Похоже, что между вопросом "ТАЛЬ, называйте вещи своими именами. От прямого ответа Вам уйти не удастся" и ответом с чистосердечным признанием, костоломы комиссариата хорошо поработали.

И вообще, путь борьбы против партии вряд ли является преступлением против Родины и государства. Уж с точки сегодняшних воззрений, точно нет. А иначе ведь и за недовольство "Единой Россией" (партией) можно схлопотать. Хотя... кто-то уже.

ТАЛЬ Б.М. — 1898 года рождения, уроженец г. Баку, гражданин СССР. Доктор экономических наук, с 1917—1918 г. член левой интернационалистической группы ЛИНДОВА.
С 1918 г. по день ареста состоял в ВКП(б).
Бывший заведующий отделом печати и издательства ЦК ВКП(б).

Вопрос: Вы обвиняетесь в том, что, будучи участником антисоветской троцкистской организации, вели борьбу против партии. Расскажите, как и когда Вы встали на путь борьбы против партии?

Ответ: Это или наговор на меня, или стечение каких-то роковых обстоятельств. Я никогда участником троцкистской организации не был.

Вопрос: Вы вели борьбу против партии долгие годы. Прекратите запирательство и давайте об этом показания?

Ответ: Я борьбы против партии не вел. У меня были в работе ошибки, за которые я готов нести ответственность.

Вопрос: Вы арестованы не за ошибки, а за преступления.

Ответ: Я сознаюсь, что мои ошибки приносили вред, но преступлений против партии я не совершал.

Я допускаю, что мои промахи и ошибки в работе объективно могли привести к вредительству.

Вопрос: ТАЛЬ, называйте вещи своими именами. От прямого ответа Вам уйти не удастся. Как и когда Вы встали на путь борьбы против партии?

Ответ: Я вижу, что мне придется говорить правду о совершенных мною преступлениях перед партией.


Я решил рассказать все. В 1922—1923 гг. я написал брошюру «История Красной Армии», в которой история извращалась в троцкистском духе и роль ТРОЦКОГО возвеличивалась. В этом проявился мой отход от партии. В последующие годы я издавал эту брошюру, изменяя только количество цитат из ТРОЦКОГО, но суть оставалась прежней.

После XIV съезда партии я написал брошюру — «Пути строительства социализма в СССР», в которой пропагандировал бухаринский тезис о врастании кулака в социализм.

В дальнейшем до 1932 г., хотя подобного рода выступления против партии у меня и не было, но троцкистская червоточинка у меня, безусловно, осталась. В 1932—1933 гг., в годы, когда особенно сильно обострилось сопротивление враждебных элементов развернутому социалистическому наступлению и партия громила троцкистов, правых, «леваков», я был не согласен с линией партии в этом важном вопросе. Я считал неправильным, что партия ведет борьбу против троцкистов, считал, что эти люди могут быть использованы и могут хорошо работать, хотя они и не согласны с руководством партии.

Будучи несогласным, с отношением партии к не разоружившимся троцкистам, я в своей практической работе всячески стремился сохранить этих людей, не давать их в обиду.

Придя в 1932 году в газету «За индустриализацию» работать в качестве редактора, я встретил здесь основательный букет троцкистов, меньшевиков, исключенных из ВКП(б) и тому подобных. Большинство этих людей я сохранил в газете «За индустриализацию». Это было практическим выражением моей борьбы против партии. Я все дальше отходил от партии.

В период моей работы в газете «За индустриализацию» я часто встречался с СЕРЕБРОВСКИМ. Встречались мы с ним в Наркомтяжпроме, у меня в редакции, на совещаниях и так далее. В одной из бесед — это было примерно в 1934 году — я поделился с СЕРЕБРОВСКИМ своими взглядами о необходимости использовать на работе бывших троцкистов.

СЕРЕБРОВСКИЙ горячо поддержал мои антипартийные взгляды.

Edited at 2019-09-22 10:00 (UTC)

  • 1