?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Распространить тоталитарную пропаганду Написать анонимный донос Следующий пост
Пакт Гитлера-Сталина от 23 августа 1939 года: миф и реальность. На пути к пакту
Швондер
colonelcassad


Статья историка Жака Пауэлса о Пакте Молотова-Риббентропа.
Очень толковый материал, есть конечно мелкие неточности, но в целомо основная линия событий, причин и последствий описана верно.

Восемьдесят лет назад. Пакт Гитлера-Сталина от 23 августа 1939 года: миф и реальность

В замечательной книге «1939 : Союз, которого никогда не было, и наступление Второй мировой войны» канадский историк Майкл Джабара Карли описывает, как в конце 1930-х годов Советский Союз неоднократно пытался заключить пакт о взаимной безопасности, другими словами оборонительный союз, с Великобританией и Францией, но в конечном итоге потерпел неудачу. Это предлагаемое соглашение было направлено на противодействие нацистской Германии, которая под диктаторским правлением Гитлера вела себя все более агрессивно, и оно, вероятно, вовлекло бы и некоторые другие страны, включая Польшу и Чехословакию, которые имели основания опасаться немецких амбиций. Главным героем этого советского подхода к западным державам был министр иностранных дел Максим Литвинов.

Москва стремилась заключить такой договор, потому что советские лидеры слишком хорошо знали, что рано или поздно Гитлер намеревался напасть и уничтожить их государство. Действительно, в «Майн Кампф», опубликованной еще в 1920-х годах, он очень ясно дал понять, что презирает ее как «Россию, управляемую евреями» (Russland unter Judenherrschaft), потому что это был «плод русской революции, дело рук большевиков, которые якобы были не чем иным, как «кучкой евреев». А в 1930-е годы практически все, кто хоть как-то интересовался иностранными делами, слишком хорошо знали, что с его ремилитаризацией Германии, его масштабной программой перевооружения и другими нарушениями Версальского договора Гитлер готовился к войне, жертвой которой должен был стать Советский Союз. Это довольно ясно продемонстрировано в детальном исследовании, написанном ведущим военным историком и политологом Рольфом-Дитером Мюллером, озаглавленном Der Feind steht im Osten: Hitlers geheime Pläne für einen Krieg gegen die Sowjetunion im Jahr 1939 («Враг на востоке: секретные планы Гитлера по войне против Советского Союза в 1939 году.»)

Гитлер, таким образом, наращивал военную мощь Германии и намеревался использовать ее, чтобы стереть Советский Союз с лица земли. С точки зрения элит, которые все еще находились у власти в Лондоне, Париже и других странах так называемого западного мира, этот план можно было только одобрить и даже поддержать. Зачем? Потому что Советский Союз был воплощением страшной для них социальной революции, источником вдохновения и руководства для революционеров в их собственных странах и даже в их колониях, потому что Советы были также антиимпериалистами, которые через Коминтерн (или Третий Интернационал) поддерживали борьбу за независимость в колониях западных держав.

Через вооруженную интервенцию в России в 1918-1919 годах западные страны уже пытались убить «дракона революции», который поднял голову там в 1917 году, но этот проект с треском провалился. Причины этого фиаско были: с одной стороны, жесткое сопротивление, оказанное русскими революционерами, которые пользовались поддержкой большинства русского народа и многих других народов бывшей царской империи; и, с другой стороны, оппозиция внутри самих интервенционистских стран, где солдаты и гражданские лица сочувствовали большевистским революционерам и давали об этом знать демонстрациями, забастовками и даже мятежами, это тоже способствовало тому, что войска пришлось из России бесславно вывести. Господам, стоявшим у власти в Лондоне и Париже, пришлось довольствоваться созданием и поддержкой антисоветских и антироссийских государств-прежде всего Польши и стран Балтии-вдоль западной границы бывшей царской империи, воздвигнув таким образом «санитарный кордон», который должен был оградить Запад от заражения большевистским революционным вирусом.

В Лондоне, Париже и других столицах Западной Европы элиты надеялись, что революционный эксперимент в Советском Союзе рухнет сам по себе, но этот сценарий не был реализован. Напротив, начиная с начала тридцатых годов, когда Великая депрессия опустошила капиталистический мир, Советский Союз пережил своеобразную промышленную революцию, позволившую населению страны наслаждаться значительным социальным прогрессом, и страна также стала сильнее не только в экономическом, но и в военном отношении. В результате этого социалистическая «контрсистема» капитализма — и ее коммунистическая идеология-становилась все более привлекательной в глазах «плебеев» на Западе, которые все больше страдали от безработицы и нищеты. В этом контексте Советский Союз стал еще большей занозой в боку элит Лондона и Парижа. И наоборот, Гитлер, с его планами антисоветского крестового похода, вырисовывался для них все более полезным и симпатичным. Кроме того, корпорации и банки, особенно американские, но также британские и французские, сделали много денег, помогая нацистской Германии перевооружаться и одалживая ей большую часть денег, необходимых для этого. И последнее, но не менее важное: считалось, что поощрение немецкого «крестового похода на восток» уменьшит, если не полностью устранит риск немецкой агрессии против Запада. Таким образом, можно понять, почему предложения Москвы об оборонительном союзе против нацистской Германии не понравились этим господам. Но была причина, по которой они не могли позволить себе отклонить эти предложения без дальнейших церемоний.

После Первой мировой войны элиты по обе стороны Ла-Манша были вынуждены ввести довольно далеко идущие демократические реформы, например значительное расширение франшизы в Великобритании. Из-за этого возникла необходимость учитывать мнение лейбористов, а также других левых «вредителей», заполнивших законодательные органы, а иногда даже включать их в коалиционные правительства. Общественное мнение и значительная часть средств массовой информации были в подавляющем большинстве враждебны Гитлеру и поэтому решительно поддерживали советское предложение об оборонительном союзе против нацистской Германии. Элиты хотели избежать такого союза, но они также хотели создать впечатление, что они его желают; и наоборот, элиты хотели побудить Гитлера напасть на Советский Союз и даже помочь ему сделать это, но им нужно было сделать так, чтобы общественность никогда не узнала об этом. Эта дилемма привела к политической траектории, явная функция которой состояла в том, чтобы убедить общественность, что лидеры приветствовали советское предложение об общем антинацистском фронте, но ее же скрытая-другими словами, реальная – функция заключалась в поддержке антисоветских замыслов Гитлера: печально известная «политика умиротворения», связанная прежде всего с именем британского премьер – министра Невилла Чемберлена и его французского коллеги Эдуарда Даладье.

«Партизаны» умиротворения приступили к работе, как только Гитлер пришел к власти в Германии в 1933 году и начал готовиться к войне, войне против Советского Союза. Уже в 1935 году Лондон дал Гитлеру своего рода зеленый свет на перевооружение, подписав с ним военно-морской договор. Затем Гитлер нарушил все положения Версальского договора, например, вновь ввел обязательную военную службу в Германии, вооружил немецких военных до зубов и в 1937 году аннексировал Австрию. Каждый раз государственные деятели в Лондоне и Париже стонали и протестовали, чтобы произвести хорошее впечатление на публику, но в конце концов принимали свершившийся факт. Общественность была убеждена, что такая снисходительность необходима, «чтобы избежать войны». Поначалу это оправдание было действенным, потому что большинство британцев и французов не желали участвовать в новой версии кровавой Великой войны 1914-1918 годов. С другой стороны, вскоре стало очевидно, что умиротворение сделало нацистскую Германию сильнее в военном отношении и делало Гитлера все более амбициозным и требовательным. Следовательно, общественность в конце концов почувствовала, что немецкому диктатору было сделано достаточно уступок, и в этот момент Советы в лице Литвинова выступили с предложением об антигитлеровском Союзе. Это вызвало головную боль у архитекторов умиротворения, от которых Гитлер ожидал еще больших уступок.

Благодаря уступкам, которые уже были сделаны, нацистская Германия становилась военным гигантом, и в 1939 году только общий фронт западных держав и Советов, казалось, мог его сдержать, потому что в случае войны Германии пришлось бы воевать на два фронта. Под сильным давлением общественного мнения лидеры Лондона и Парижа согласились на переговоры с Москвой, но в них была ложка дегтя: Германия не делила границу с Советским Союзом, потому что Польша была зажата между этими двумя странами. Официально, по крайней мере, Польша была союзником Франции, поэтому можно было ожидать, что она присоединится к оборонительному союзу против нацистской Германии, но правительство в Варшаве было враждебно по отношению к Советскому Союзу, соседу, который считался такой же угрозой, как и нацистская Германия. Она упрямо отказывалась допустить Красную Армию в случае войны на польскую территорию, чтобы сражаться против немцев. Лондон и Париж отказались оказывать давление на Варшаву, и поэтому переговоры не привели к соглашению.

Тем временем Гитлер выдвинул новые требования, на этот раз в отношении Чехословакии. Когда Прага отказалась уступить территорию, населенную немецкоязычным меньшинством, известным как Судеты, ситуация угрожала привести к войне. Это была фактически уникальная возможность заключить антигитлеровский союз с Советским Союзом и сильной в военном отношении Чехословакией, как партнерами англичан и французов: Гитлер оказался бы перед выбором между унизительным размежеванием и практически верным поражением в войне на два фронта. Но это также означало, что Гитлер никогда не сможет начать антисоветский крестовый поход, которого жаждала элита в Лондоне и Париже. Вот почему Чемберлен и Даладье не воспользовались чехословацким кризисом, чтобы сформировать общий антигитлеровский фронт с Советами, а вместо этого поспешили самолетом в Мюнхен, чтобы заключить с немецким диктатором сделку, в которой Судетские земли, оказавшиеся включенными в чехословацкий вариант Линии Мажино, были предложены Гитлеру на блюдечке. Чехословацкое правительство, с которым даже не посоветовались, не имело другого выбора, кроме как подчиниться, а Советы, которые предложили военную помощь Праге, не были приглашены на эту позорную встречу

В» пакте», который они заключили с Гитлером в Мюнхене, британские и французские государственные деятели пошли на огромные уступки немецкому диктатору; и вовсе не ради сохранения мира, но чтобы они могли продолжать мечтать о нацистском «крестовом походе» против Советского Союза. Но для народов их собственных стран это соглашение было представлено как «наиболее разумное решение кризиса, который грозил спровоцировать всеобщую войну». «Мир в наше время!- это то, что Чемберлен торжественно провозгласил по возвращении в Англию. Он имел в виду мир для своей страны и ее союзников, но не для Советского Союза, уничтожения которого от рук нацистов он с нетерпением ждал.

В Британии были также политики, включая горстку добросовестных членов элиты страны, которые выступали против политики умиротворения Чемберлена, например Уинстон Черчилль. Они делали это не из симпатии к Советскому Союзу, но они не доверяли Гитлеру и опасались, что умиротворение может быть контрпродуктивным в двух отношениях. Во-первых, завоевание Советского Союза обеспечило бы нацистскую Германию практически неограниченным сырьем, включая нефть, плодородные земли и другие богатства, и таким образом позволило бы Рейху установить на европейском континенте гегемонию, которая представляла бы большую опасность для Великобритании, чем когда-то представлял Наполеон. Во-вторых, вполне возможно, что сила нацистской Германии и слабость Советского Союза были переоценены, так что антисоветский крестовый поход Гитлера мог фактически привести к советской победе, в результате чего могла совершиться потенциальная «большевизация» Германии и, возможно, всей Европы. Именно поэтому Черчилль был крайне критичен по отношению к соглашению, заключенному в Мюнхене. Он якобы заметил, что в баварской столице Чемберлен мог выбирать между бесчестьем и войной, что он выбрал бесчестье, но что он также получит войну. С его» миром в наше время « Чемберлен действительно совершил прискорбную ошибку. Всего лишь год спустя, в 1939 году, его страна оказалась втянутой в войну против нацистской Германии, которая благодаря скандальному Мюнхенскому пакту стала еще более грозным противником.

Главной причиной провала переговоров между англо-французским дуэтом и Советами было молчаливое нежелание умиротворителей заключить антигитлеровское соглашение. Вспомогательным фактором был отказ правительства в Варшаве разрешить присутствие советских войск на польской территории в случае войны против Германии. Это дало Чемберлену и Даладье предлог не заключать соглашения с Советами, — предлог, необходимый для удовлетворения общественного мнения. (Но были придуманы и другие оправдания, например, предполагаемая слабость Красной Армии, которая якобы делала Советский Союз бесполезным союзником.)

Что касается роли, которую сыграло польское правительство в этой драме, то существуют некоторые серьезные недоразумения. Давайте рассмотрим их поближе.

Прежде всего, следует учитывать, что межвоенная Польша не была демократической страной, отнюдь нет. После ее (повторного)рождения в конце Первой мировой войны в качестве титульной демократии прошло не так много времени, прежде чем страна оказалась управляемой железной рукой военного диктатора, генерала Юзефа Пилсудского от имени гибридной элиты, представляющей аристократию, католическую церковь и буржуазию. Этот далеко не демократический режим продолжал править после смерти генерала в 1935 году, под руководством «полковников Пилсудского», чьим «первым среди равных» был Юзеф Бек, министр иностранных дел. Его внешняя политика не выражала теплых чувств к Германии, которая потеряла часть своей территории в пользу нового польского государства, включая «коридор», отделявший немецкий регион Восточной Пруссии от остальной части Рейха; а еще были трения с Берлином из-за важного Балтийского морского порта Гданьск (Данциг), объявленного независимым городом-государством Версальским договором, но на который претендовали как Польша, так и Германия.

Отношение Польши к своему восточному соседу, Советскому Союзу, было еще более враждебным. Пилсудский и другие польские националисты мечтали о возвращении Великой польско-литовской империи 17-го и 18-го веков, простиравшейся от Балтики до Черного моря. И он воспользовался революцией и последующей гражданской войной в России, чтобы захватить огромный кусок территории бывшей царской империи во время русско-польской войны 1919-1921 годов. Эта территория, получившая довольно неточное название «Восточная Польша», простиралась на несколько сотен километров к востоку от знаменитой линии Керзона, которая должна была стать восточной границей нового польского государства, по крайней мере, по мнению западных держав, бывших крестными отцами новой Польши в конце Великой войны. Этот регион был по существу заселен белорусами и украинцами, но в последующие годы Варшава должна была «полонизировать» его как можно больше, привлекая польских поселенцев. Пламя польской враждебности по отношению к Советскому Союзу было также раздуто тем фактом, что Советы сочувствовали коммунистам и другим угнетенным, которые выступали против «патрицианского» режима в самой Польше. Наконец, польская элита приняла концепцию «иудео-большевизма», представление о том, что коммунизм и все другие формы марксизма были частью «гнусного еврейского заговора», и что Советский Союз, продукт Большевизма и поэтому предположительно «еврейской революционной схемы», не представлял собой ничего, кроме «России, управляемой евреями».

Тем не менее, отношения с двумя могущественными соседями были максимально нормализованы при Пилсудском путем заключения двух договоров о ненападении, с Советским Союзом в 1932 году и с Германией вскоре после прихода Гитлера к власти, а именно в 1934 году. После смерти Пилсудского польские лидеры продолжали мечтать о территориальной экспансии к границам квази-мифический Великой Польши из далекого прошлого. Для осуществления этой мечты, казалось, существовали многочисленные возможности на востоке, и особенно на Украине, части Советского Союза, которая заманчиво простиралась между Польшей и Черным морем. Несмотря на споры с Германией и формальный союз с Францией, которая рассчитывала на польскую помощь в случае конфликта с Германией, сначала сам Пилсудский, а затем и его преемники заигрывали с нацистским режимом в надежде на совместное завоевание советских территорий. Антисемитизм был еще одним общим знаменателем двух режимов, которые вынашивали планы избавления от своих еврейских меньшинств, например, путем их депортации в Африку.

Сближение Варшавы с Берлином отражало манию величия и наивность польских лидеров, которые считали, что их страна является великой державой такого же калибра, как Германия, которую Берлин будет уважать и рассматривать как полноправного партнера. Нацисты разжигали эту иллюзию, потому что тем самым они ослабляли союз между Польшей и Францией. Польские восточные амбиции также поощрялись Ватиканом, который ожидал значительных дивидендов от завоеваний католической Польши в основном православной Украине, рассматриваемой как созревшая для обращения в католицизм. Именно в этом контексте пропагандистская машина Геббельса в сотрудничестве с Польшей и Ватиканом создала новый миф, а именно вымысел о голоде, намеренно «организованном» Москвой на Украине; идея заключалась в том, чтобы представить будущие польские и немецкие вооруженные интервенции там как «гуманитарную акцию». Этот миф потом будет возрожден во время Холодной войны и станет окончательным мифом в ходе создании независимого Украинского государства, возникшего на руинах Советского Союза. (Для объективного взгляда на этот голод мы ссылаемся на многочисленные статьи американского историка Марка Таугера, специалиста по истории советского сельского хозяйства; они были опубликованы вместе во французском издании Famine et transformation agricole en URSS.)

Знание этого исторического фона позволяет нам понять отношение польского правительства в момент переговоров об общем оборонительном фронте против нацистской Германии. Варшава препятствовала этим переговорам не из страха перед Советским Союзом, а, наоборот, из-за антисоветских устремлений и сопутствующего им сближения с нацистской Германией. В этом отношении польская элита оказалась на той же волне, что и ее британские и французские «коллеги». Таким образом, мы также можем понять, почему после заключения Мюнхенского соглашения, которое позволило нацистской Германии аннексировать Судетскую область, Польша захватила часть чехословацкой территориальной «добычи», а именно город Тешен и его окрестности. Накинувшись на эту часть Чехословакии подобно гиене, как заметил Черчилль, польский режим показал свои истинные намерения-и свое соучастие в делах Гитлера.

Уступки, сделанные «архитекторами умиротворения», сделали нацистскую Германию сильнее, чем когда-либо прежде, и сделали Гитлера более уверенным, высокомерным и требовательным. После Мюнхена он показал себя далеко не насытившимся, и в марте 1939 года он нарушил Мюнхенское соглашение, оккупировав остальную часть Чехословакии. Во Франции и Англии общественность была шокирована, но правящая элита не сделала ничего, кроме как выразила надежду, что «герр Гитлер» в конце концов станет «разумным», то есть начнет свою войну против Советского Союза. Гитлер всегда намеревался сделать это, но, прежде чем потакать британским и французским умиротворителям, он хотел выманить у них еще несколько уступок. В конце концов оказалось, что они ни в чем не могут ему отказать; более того, сделав Германию намного сильнее благодаря своим прежним уступкам, были ли они в состоянии отказать ему в предположительно последней маленькой услуге, о которой он просил? Это последнее маленькое одолжение касалось Польши.

К концу марта 1939 года Гитлер внезапно потребовал Гданьск, а также часть польской территории между Восточной Пруссией и остальной Германией. В Лондоне Чемберлен и его товарищи-архипастыри были действительно склонны снова сдаться, но оппозиция, исходящая от средств массовой информации и Палаты общин, оказалась слишком сильной, чтобы позволить этому случиться. Затем Чемберлен внезапно изменил курс, и 31 марта он официально – но совершенно нереалистично, как заметил Черчилль – пообещал Варшаве вооруженную помощь в случае немецкой агрессии против Польши. В апреле 1939 года, когда опросы общественного мнения показали то, что все уже знали, а именно, что почти девяносто процентов британского населения хотели антигитлеровского союза на стороне Советского Союза, а также Франции, Чемберлен оказался вынужден официально проявить интерес к Советскому предложению о переговорах о «коллективной безопасности» перед лицом нацистской угрозы.

На самом деле сторонники умиротворения все еще не были заинтересованы в советском предложении, и они придумывали всевозможные предлоги, чтобы избежать заключения соглашения со страной, которую они презирали, и против страны, которой они тайно сочувствовали. Только в июле 1939 года они заявили о своей готовности начать военные переговоры, и только в начале августа с этой целью в Ленинград была направлена франко-британская делегация. В отличие от скорости, с которой годом ранее сам Чемберлен (в сопровождении Даладье) мчался на самолете в Мюнхен, на этот раз команда анонимных второстепенных чиновников была отправлена в Советский Союз на борту медленного грузового судна. Более того, когда 11 августа, проехав через Ленинград, они наконец прибыли в Москву, оказалось, что у них нет ни полномочий, ни подготовки, необходимых для таких дискуссий. К этому времени Советы уже были сыты по горло, и можно понять, почему они прервали переговоры.

Автор: Жак Р. Пауэлс
Перевод: Ирина Маленко

https://prometej.info/pakt-gitlera-stalina-mif-i-realnost/ - цинк

Окончание тут - https://colonelcassad.livejournal.com/5262613.html

Подписаться на Telegram канал colonelcassad

Записи из этого журнала по тегу «Пакт Молотова-Риббентропа»


promo colonelcassad june 11, 17:10 173
Buy for 750 tokens
На днях пересекся в Севастополя с Максимом Григорьевым, которого хорошо знаю еще по 2014-2015 году, когда он подготовил два отличных отчета, где были задокументированы военные преступления, пытки и факты жестокого обращения со стороны ВСУ, СБУ и МВД Украины за 2014-2015 года…

  • 1

Непонятно, чего стесняются.

Когда уже общечеловечество, признает Гитлера, невинной жертвой кговавого терана?

Edited at 2019-09-07 19:04 (UTC)

Резун же не сам по себе так воняет, просто повторяет

то, что его хозяева давно утверждают

Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категории: История.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.

Жак Пауэлс очень хороший автор. Он 2 прекрасные книги

опубликовал - про Первую мировую, и про США во Второй мировой.
Рекомендую. Узнаете очень много нового - я узнал.

Еще Исаев неплохо про это рассказывает

вот тут
https://www.youtube.com/watch?time_continue=1078&v=VxQEm9l_MlY

Хотя Исаев называет преступления империалистов "ошибками", типа, глупо Англия и Франция поступили, не захотев союза с СССР. Это не ошибка, а основа их политики, другой политики у них не было и быть не могло.


Edited at 2019-09-07 19:16 (UTC)

«Партизаны» умиротворения приступили к работе

не очень хороший перевод. В данном случае речь идет о сторонниках умиротворения, в русском языке у слова партизан куда более узкое значение, чем на английском.
Хотя в "Что делать" Чернышевский пишет "красноречивым партизанам разных прекрасных идей", но это очень ироническое употребление слова.

Edited at 2019-09-07 19:12 (UTC)

Какой милый бюстик, купил бы такой.

Слева Эрдоган, а справа, по ходу, мой сосед по даче

Майкл Джабара Карли описывает, как в конце 1930-х годов Советский Союз неоднократно пытался заключить пакт о взаимной безопасности, другими словами оборонительный союз, с Великобританией и Францией, но в конечном итоге потерпел неудачу. Это предлагаемое соглашение было направлено на противодействие нацистской Германии
--------
Брешет всё, канадский коммуняка наверное этот Карли.
Все знают что Сталин и Гитлер вместе напали на Польшу, а потом Гитлер узнал что Сталин хочет захватить Европу и начал освободительную войну против СССР!

Тем не менее войну Германии объявил именно Чемберлен, и даже вел активные боевые действия в Норвегии. Полная глупость в рамках того, что написано в статье: он отложил начало немецкого похода на восток, а также втянул свою страну в новую мировую войну (а по факту даже начал её, поскольку немецко-польский конфликт на мировую войну никак не тянул). Утверждать, что он это сделал только под давлением общественного мнения смешно на мой взгляд.
Я думаю, что в реальности интересы английских элит были существенно сложнее, чем пишет Карли.

в конце 1930-х годов Советский Союз неоднократно пытался заключить пакт о взаимной безопасности, другими словами оборонительный союз, с Великобританией и Францией, но в конечном итоге потерпел неудачу.

---

А до этого Советский Союз пытался заключить оборонительный союз с Францией и Италией и их союзниками в Восточной Европе, "но в конечном итоге потерпел неудачу".



в 1937 году аннексировал Австрию

---

Вообще-то, все началось с аннексии Эфиопии, члена Лиги Наций, которую простили Муссолини.



Лондон и Париж отказались оказывать давление на Варшаву, и поэтому переговоры не привели к соглашению

---

Ворошилов поднимал вопрос о проходе через Польшу и Румынию на переговорах 13 августа 1939 года.



Польша захватила часть чехословацкой территориальной «добычи», а именно город Тешен и его окрестности

---

А через месяц Польша потребовала, и получила, еще и часть Словакии.

Edited at 2019-09-08 08:15 (UTC)

Общественное мнение и значительная часть средств массовой информации были в подавляющем большинстве враждебны Гитлеру и поэтому решительно поддерживали советское предложение об оборонительном союзе против нацистской Германии.

...

В апреле 1939 года, когда опросы общественного мнения показали то, что все уже знали, а именно, что почти девяносто процентов британского населения хотели антигитлеровского союза на стороне Советского Союза.

---

Британская пресса, еще с весны 1939 года, проявляла большой интерес к переговорам с СССР и требовала - даже консервативные газеты - скорейшего заключения договора с СССР. Те же настроения показывали и проводимые в Великобритании опросы общественного мнения. Однако все это не смогло победить стойкий анти-большевизм Чемберлена и заставить его действовать быстрее. См. Daniel Hucker "Public Opinion and the End of Appeasement in Britain and France".

Edited at 2019-09-08 03:58 (UTC)

По мнению британских ученых, британская пресса была жёлтой.

оказалось, что у них нет ни полномочий, ни подготовки, необходимых для таких дискуссий

---

"Англичанка гадит..."

Французский представитель, генерал Думенк, полномочия имел - письмо, подписанное Даладье. Полномочий не имел британский генерал Дракс, которому было прямо предписано затягивать переговоры - "go slowly".

Эммм.. По моему за пять комментов подряд на первом уровне следует пожизненный эцих с гвоздями бан???

Любые интерпретации мировой или Европейской истории межвоенного периода будут неправильными, без учёта процессов, происходящих в Лиге Наций! Политика отдельных государств также выражалась в первую очередь через членство в Лиге, своё позиционирование в рамках Лиги и реакции на решения, принимаемые Лигой Наций. Как, например, оккупация Эфиопии Италией или влияние на всех взаимодействия Италии и Германии, как попытки Франции создать "малую Антанту"...

В статье нельзя охватить все, в Лиге империалисты вели

себя так же, как вне ее.

Последний шанс избежать войны

Последний шанс избежать, возможно, начала Второй мировой войны между англо-французами и Германией был упущен 2 сентября 1939 года, когда англо-французы выдвинули неприемлимые для Гитлера предварительные условия для начала переговоров по польскому вопросу - полный вывод германских войск с уже занятых ими польских территорий. Новый Мюнхен не состоялся.

Официальное итальянское информационное агентство
Рим, 4 сентября 1939 г.

“Ввиду обострения европейской ситуации 31 августа, Дуче, понимая исключительные трудности, которые cделали мирное решение чрезвычайно проблематичным, хотел сделать последнюю попытку спасти мир в Европе. С этой целью правительства Англии и Франции были проинформированы, что Дуче, если он мог бы иметь предыдущую уверенность в франко-британской приверженности [к миру] и польском участии, обеспеченную действиями в Лондоне и Париже, мог бы созвать международную конференцию 5 сентября с целью пересмотра положений Версальского договора, которые являются причиной нынешних беспорядков в жизни Европа. Итальянское правительство не преминуло подчеркнуть необходимость чрезвычайной неотложности ответа, однако правительства Франции и Англии не смогли передать свой ответ до следующего дня, 1 сентября. Между тем, в ночь с 31 августа на 1 сентября произошли пограничные инциденты, что подвигло Фюрера к началу военных действий против Польши. Ответы, дошедшие до итальянского правительства, были в принципе благоприятны как с французской, так и с английской стороны, и наибольшее внимание было проявлено с французской стороны, несмотря на военное столкновение, уже имевшее место между Германией и Польшей.

В связи с возможным развитием инициативы Дуче, итальянское правительство утром 2 сентября в 10 часов сообщило канцлеру Гитлеру, что все еще существует возможность созыва конференции, которой будет предшествовать соглашение о перемирии, которая была бы предназначена для разрешения германо-польского конфликта мирными средствами. Гитлер ответил нашему Дуче через нашего посла в Берлине, что он не отвергает априори возможность конференции. Однако он хотел бы в предварительном порядке узнать

а) имеют ли ответы, представленные французами и англичанами, ультимативный характер для Берлина - в этом случае переговоры будут бесполезны; и

б) может ли он мог рассчитывать на период в двадцать четыре часа, чтобы рассмотреть и принять решение по этому вопросу.

Правительство Италии снова вступило в контакт с правительствами Лондона и Парижа и в 14 часов 2 сентября сообщило им о просьбе фюрера. Поздно вечером от Лондона и Парижа пришел утвердительный ответ в отношении двух вышеупомянутых просьб, но с добавлением, что Франция и Англия, ввиду нового факта, имевшего место в период с 31 августа по 2 сентября, а именно, оккупации польской территории немецкими силами, в качестве основного условия для участия в международной конференции требуют эвакуации [немецких войск с] оккупированных территорий.

В этих обстоятельствах правительство Италии ограничилось информированием Фюрера об этом условии, добавив, что, если правительство Германии придерживается противоположного мнения, оно не считает, что может предпринять дальнейшие действия”.

Edited at 2019-09-08 06:01 (UTC)

Re: Новый Мюнхен c участием СССР

Еще 30 августа Британия дала согласие на германское предложение привлечь СССР к обсуждению судьбы Польши - "любое урегулирование должно стать предметом международных гарантий. Вопрос о том, кто будет участвовать в этих гарантиях, необходимо будет обсудить дополнительно, и правительство Его Величества надеется, что во избежание потери времени правительство Германии предпримет незамедлительные шаги для получения согласия СССР, участие которого в гарантиях правительством Его Величества всегда предполагалось."

Reply of the German Chancellor to the Communication of August 28, 1939, from His Majesty's Government.
This reply was handed to Sir N. Henderson by Herr Hitler during the evening of August 29, 1939
"The Government of the Reich felt, however, bound to point out to the British Government that in the event of a territorial rearrangement in Poland they would no longer be able to bind themselves to give guarantees or to participate in guarantees without the U.S.S.R. being associated therewith."

Reply of His Majesty's Government to the German Chancellor's Communication of August 29, 1939.
This reply was handed by Sir N. Henderson to Herr von Ribbentrop at Midnight on August 30, 1939.
"His Majesty's Government understand that the German Government accept in principle the condition that any settlement should be made the subject of an international guarantee. The question of who shall participate in this guarantee will have to be discussed further, and His Majesty's Government hope that to avoid loss of time the German Government will take immediate steps to obtain the assent of the U.S.S.R., whose participation in the Guarantee His Majesty's Government have always assumed."

Edited at 2019-09-08 06:57 (UTC)

Реальность этого договора - ЕВРОПА ЖИВЁТ БЕЗ ФАШИСТСКОЙ ЗАРАЗЫ!
Всё остальное лживая болтовня и пусть европейские псы безродные ОБ ЭТОМ помнят даже во дни смерти своей!

"Главной причиной провала переговоров между англо-французским дуэтом и Советами было молчаливое нежелание умиротворителей заключить антигитлеровское соглашение. Вспомогательным фактором был отказ правительства в Варшаве разрешить присутствие советских войск на польской территории в случае войны против Германии. Это дало Чемберлену и Даладье предлог не заключать соглашения с Советами, — предлог, необходимый для удовлетворения общественного мнения."


А вот записку: «Клим, Коба сказал, чтобы ты сворачивал шарманку» Чемберлен написал или Даладье?

скорее всего, это такая же брехня, как всякие "бабы еще нарожают"

  • 1