?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Распространить тоталитарную пропаганду Следующий пост
"Донбасс" Лозницы и дно кинопропаганды
Основной
colonelcassad


Обзор украинского (и не только) опуса про войну на Донбассе от сообщества "Кинопотрошители".
По факту, перед нами очередной забористо-клюквенный пропагандистский трэш в духе "5 дней в августе", "Крым в 3D", "Киборги" и им подобных.

Донбасс / Донбас / Donbass (2018). Режиссёр - Сергей Лозница

Страна: Германия, Украина, Франция, Нидерланды, Румыния
Год выпуска: 2018
Режиссер: Сергей Лозница
В ролях: Тамара Яценко, Олеся Жураковская, Людмила Смородина, Борис Каморзин, Михаил Волошин, Сергей Русскин

Язвительный зритель: Здравствуйте. С вами шоу Язвительного зрителя. Мы с вами не виделись уже год, но исключительно потому, что у меня была куча важных дел вроде валяния на мягком диване. Причина, по которой я проснулся от спячки, в том, что в прошлом году состоялась премьера украинского фильма «Донбасс», который обошёлся инвесторам, среди которых было Госкино Украины, в довольно крупную сумму – 71 миллион гривен. И который создатели продвигали с самими серьёзными намерениями, утверждая, что фильм основан исключительно на секретных доку… на реальных случаях. Затем на Канском кинофестивале режиссёр фильма Сергей Лозница получил Золотую пальмовую ветвь в номинации «Особый взгляд Каннского кинофестиваля - лучший режиссер». И буквально на днях тема фильма вновь оказалась в центре всеобщего внимания: основанный белорусскими побратимами майданных кровных скакунов телеканал БелСат пустил «Донбасс» в свою эфирную сетку, благодаря чему он был записан со спутника народными умельцами и выложен в сеть. И я, как честный пират, скачал этот шедевр и собираюсь оценить эту белорусскую Правду. А помогут нам в этом аж два человека, принимавших непосредственное участие в съёмках фильма: это простой криворожский парень Петро, снимавшийся в массовке в нескольких сценах и разносивший еду на съёмочной площадке, и сам режиссёр фильма, обладатель Золотой пальмовой ветви, приза фестиваля Кинотавр и двух призов фестиваля в Карловых Варах – Сергей Владимирович Лозница.
Петро: Здрасьте.
Сергей Лозница: Дякую.
Я.з.: Как я понял, фильм представляет собой антологию из нескольких новелл? Сергей Владимирович, чем был вызван такой выбор?
С.Л.: Справа в тому, що я великий шанувальник режисерів французької Нової хвилі, Бунюеля і Годара, для яких був характерний даний тип розповіді.
Петро с недоумением смотрит на Лозницу.
Я.з.: У вас есть что сказать?
П.: А нам он на съёмках говорил, что ему просто в лом писать цельный сценарий. Говорил, мол, зачем париться? Сляпаем серию миниатюр в духе «Ералаша» или «Шести кадров», а потом высоколобые критики и так оближут. Говорил, мол, у них там в Каннах профессия такая.
Лозница делает вид, что не слышит и с умным видом смотрит в потолок.
Я.з.: Ладно, не будем терять времени. Внимание на экран!

На экране один за другим проплывает названия овер 9000 контор различных спонсоров фильма.
Я.з.: У фильма достаточно много инвесторов. Видимо, у вас широкие связи, господин Лозница.
С.Л.: Ну а то, е-мое... То есть, дик, ми не ликом шиті.
П.: Ага, он мне сам говорил: «Петь, поторапливайся. Мы тут целой куче братков помогаем деньги отмывать. Если не уложимся в сроки, ко мне коллекторов пришлют».
Лозница гневно смотрит на Петро и отворачивается.

На экране появляется что-то, отличное от унылого списка. Титры свидетельствуют о том, что мы находимся на «оккупированной территории Украины», а в кадре – интерьер вагончика, в котором под звуки русской попсы толстой бабе рисуют синяки под глазами. Та возмущается: «Ну чего вы сидите такие скучные? Сколько не вижу эти рожи – всё время какие-то постные».



Лозница расплывается в довольной ухмылке, Язвительный зритель и Петро поворачиваются к нему.
С.Л.: Ну вы зрозуміли, да? Зрозуміли?
Я.з.: Это толстый намёк для особо тупых на то, что актриса и её коллеги на съёмках уже не в первый раз?
С.Л. (широко и глупо улыбаясь): Да! Да!

Толстую бабу и её загримированных коллег выводят из вагончика и ведут к разбитому троллейбусу. Вокруг троллейбуса аккуратно раскладывают трупы, а баба на камеру начинает рассказывать, что работает продавщицей в ближайшем магазине, услышала взрыв на улице, увидела трупы и ужаснулась.



С.Л. (трясётся в кресле): Ну, вы зрозуміли? Зрозуміли, да?
Я.з.: Да, я понял. Вы экранизировали миф о том, что участница вброса о распятом мальчике, свидетельница обстрела автобуса в Волновахе и продавщица из донецкого магазина, расположенного рядом с автобусной остановкой, на которой произошла трагедия 22 января 2015 года – это одно и то же лицо, одна и та же актриса. Вас не смущает, что этот миф был раздут неким гражданином в Фейсбуке на основе того, что эти три женщины якобы похожи?
С.Л.: Но они и вправду были похожи!
Я.з.: А вот вам актёры Джейсон Скотт Ли, Лу Даймонд Филлипс и Дон «Дракон» Уилсон. Похожи, да? Может быть тоже скажете, что вывсеврёти и на самом деле это один и тот же человек?



П.: Погодите-ка, Сергей Владимирович, я чо-то не понял. Вы подали в фильме трагедию, в которой погибло 13 человек, как фейк?
Лозница делает вид, что не слышит и с умным видом смотрит на экран. После сегмента со съёмками «фейковых новостей» появляется название фильма и следует следующий сегмент: в некоем украинском горисполкоме происходит заседание, на которое вваливается некая журналистка и обливает председателя дерьмом.



Я.з.: Я погляжу, вы у нас не только фанат Годара, но ещё и Басковой? Тонкие референсы, тонкие…
С.Л.: Откуда вы ... То есть, я не знаю, о чим вы.

Нападающая и жертвы долго ругаются, но заканчивается это ничем. И нас снова переносят в «оккупованну зону». Хмыреватый ДНРовский чиновник, похожий на унтерменша с нацистских плакатов, слушает пересказ этой истории по телефону, а потом заходит в роддом, где столпился местный персонал. Его фамилия – Карамзин.



Я.з.: А почему Карамзин-то?
С.Л.: Усоб… усоблення… олицетворение образа, который пишет историю нового русского мира.
Я.з.: А у меня есть объяснение попроще. Просто злодеям из кровожадного русского мира нужны известные русские фамилии, чтобы забугорному зрителю было понятнее. Привет генералу Пушкину и генералу Гоголю из «Джемса Бонда»! Ну и банально: у актёра фамилия Каморзин, дак вы из него Карамзина сделали. Я вас раскусил, а?
С.Л. (шёпотом): Простите, можно я перейду на русский? Я хоть и патриот Украины, но на русском мне говорить сподручнее. Поверьте: у нас даже президент говорит на государственной мове лишь на торжественных событиях.
Я.з.: Насколько я знаю, вы вообще белорус, учились в москальском ВГИКе и предпочитаете жить в Берлине, а не в Нэзалэйжной.
С.Л. (гордо): Родина це не країна, а состояние душі. Она завжди в моєму серці, навіть... Нав... Даже если я живу в Берлине.
Я.з.: Да, все прямо как у наших чиновников. Я вас искренне понимаю.

Чиновник распахивает двери приёмной главврача и коллектив роддома видит залежи гуманитарного груза в виде крупы, мяса, Сникерсов и анестетиков, который должен был достаться им, а в итоге был приватизирован главой больницы Коваленко. Карамзин начинает прилюдно клеймить главврача и говорить, что непременно этого подонка накажет.



Убеждённые его пафосной речью врачи, медсёстры и роженицы разбредаются по палатам, а сам Карамзин смотрит на своего подручного и говорит ему: «Ширинку застегни. А то стоишь тут…», - «Так не видно же». – «Было бы не видно – без меня обошлись».



Я.з.: Да уж, диалоги, достойные возвышенного артхауса. А чем вы вдохновлялись, когда их писали? Тоже Годаром?
Лозница в очередной раз старательно делает вид, что не слышит.
П. (шёпотом): Он каждый вечер после съёмок «Бивиса и Баттхеда» смотрел, да так ржал, что съёмочная группа спать не могла.
С.Л. (резко потеряв умный вид): Ничего подобного!

Карамзин открывает дверь в кабинет главврача и приветствует сидящего там Коваленко. Тот благодарит Карамзина на спасение. Выясняется, что два жадных треклятых колорада сговорились против пациентов: Коваленко бесплатно кладёт жену Карамзина на сохранение, за что чиновник вешает работникам клиники лапшу на уши и втихушку увозит главврача на территорию Украины. «Без выебонов», - комментирует ситуацию Карамзин.



Я.з.: Я, конечно, не противник мата в кино, но почему у меня во время просмотра такое впечатление, что мат здесь какой-то слишком вымученный, неестественный?
С.Л. (бурчит): Не хрен гнать порожняк, фраер штопанный... (в голос): У вас, уважаемый, просто нет интеллектуального вкуса.

Карамзину кто-то звонит, на что он отвечает: «У меня люди», кладёт трубку и идёт в соседний кабинет трахать уже ждущую его жирную медсестру в кружевном белье.



Я.з.: Э-э-э… господин режиссёр? Меня беспокоит даже не то, почему у вас юмор такой же тонкий, как эта актриса. Меня беспокоит ваш странный фетиш на толстых баб. Только не краснейте, уважаемый. Я ещё не познакомил вас с нашей вороной.
С.Л.: Какой вороной?
Я.з.: А вот этой!




После интимного действа, к счастью оставшегося за кадром, Карамзин на чёрном гелике провозит Коваленко через украинский блокпост. И здесь впервые за весь фильм встречаются персонажи, реально похожих на людей, а не на «быдло» и «вырожденцев» - украинские военные. Минут пять они просто осматривают гелик Карамзина.



С.Л.: Тут я прибег к хитрой тактике: подобные длинные мизансцены помогают зрителю глубже погрузиться в атмосферу.
Я.з. (скучающим голосом): Больше похоже на то, что эти сцены помогают зрителю заснуть и не заметить других достоинств этого «шедевра».
Через украинский блокпост проезжает автобус ПАЗ и еще две минуты экранного времени мы лицезрим его путь до ДНРовского блокпоста.
Я.з.: Хотя бы музыку из «Кин-дза-дза» подставили, а то я сейчас точно засну.

Автобус доезжает до ДНРовского блокпоста. В отличие от цивилизованных украинцев, в рядах орков Новороссии царит разброд и анархия, шлагбаума у них нет и с ног до головы обвешаны они георгиевскими ленточками.



В автобус входит ополченец, закутанный в шкуру медведя овчину. Ополченец клянчит у пассажиров автобуса пожрать, на что добрая бабулька отрезает ему здоровый шмат сала. Забрав охотничий трофей, дикий сепар информирует пассажиров о том, что досмотрят их на следующем блокпосте.


Я.з.: Я удивлен, что ополченец не вооружен рогатиной и не ездит на медведе!
Автобус трогается и двое дедушек на заднем сиденье заводит речь: «Ну, нормальный пацан. Отчего там это? Всё нищета», - «Я помню, как в Румынию ездил, они у нас сигареты брали. Заходит какой-то убогий и клянчит» «Да когда же это было!» - «Да, такую страну просрали».
С.Л. (трясётся в кресле): Ну, вы поняли, да? Поняли?
Я.з.: Да понял я, понял. Вы показываете, что в ДНР живут ватники-мазохисты, которые настолько тупыыые, что винят во всех своих бедах распад СССР и не хотят в Цеевропу. Господин Лозница, а вы образование и работу получили, случайно, не в тоталитарном Совке за государственный счёт?
Лозница молча рассматривает стену, на которой явно видит что-то очень интересное.

Автобус доезжает до очередного блокпоста с флагами ДНР и Новороссии, где снова разбродом стоит патруль, на этот раз из казаков в папахах, но всё так же с потрёпанными «колорадскими» ленточками. Казаки выводят пассажиров на мороз ,и хмыреватого вида баба без какой либо мотивации начинает читать лекцию о патриотизме: «Наша Родина-Мать больная, на неё проказа лезет фашистская. Она сыновей своих просит о защите. А вы как крысы разбегаетесь. Ща разделю вас на два отделения и на передовую. Ссыте? А ну, блять, все разделись по пояс!»




Я.з.: Тааак, где там наша ворона?




Стриптиз прерывает внезапный свист и быдловато-пьяный крик донбасского унтерменша: «Пацаны! У меня тут немец попался! Зовите НКВД, будем расстреливать оккупанта!»



Это на блокпост вслед на пазиком приехал немецкий журналист. Казаки оживляются и начинают улюлюкать: «Дойчланд!», «Фашик, блядь!», «Ебать твою Люсю!», «Даст ист фантастиш!», «Фашиста поймали!», «Ты, может, и не фашист, но дед твой по любому фашистом был».



С.Л.: Ну вы по…
Я.з. и П. (хором): МЫ ПОНЯЛИ!
Я.з.: Да-да-да. В Донбассе сплошь тупые ксенофобные колорады, которые ведут себя и выражаются сплошь как пьяные алкаши и для которых любой немец – фашист. То ли дело европейська Украина, где демократичные националисты нападают на людей с безобидными лозунгами, жгут участников демонстраций в Одессе и требуют у официанток в Николаеве разговаривать державною мовою.
Лозница отворачивается и сквозь зубы цедит: Агент Кремля…
Я.з. (ехидно): Да-да, я вас услышал.

Немца пропускают. И напоследок главный казак показывает журналисту на своём смартфоне фотографии разрушений и наказывает: «Слушай, ты у фашистов был, ты фашистов видел. Так вот – ОНИ бомбят!»
Немец едет в зону боевых действий и встречает там отряд военных на БТРе, которые стащили в каком-то гараже банку маринованных огурцов тем и живут. Они с удовольствием позируют, но на вопрос «Откуда вы?» запинаются «Местные мы, из этого… откуда там?» - «Рядышком здесь, посёлок неподалёку», - «Из Горловки мы».



Лозница пытается что-то сказать, но Язвительный зритель его прерывает: Я ПОНЯЛ! Понял, что это «зелёные человечки». Я сейчас не буду спорить относительно присутствия или отсутствия «зелёных человечков» в Донбассе. Меня интересует лишь один вопрос: вот чисто логически, если одно государство забрасывает на территорию соседнего свой личный состав, то он должен быть готов ко всему, в том числе и к неудобным вопросам, ведь так?
С.Л.: А что тут непонятного? Тупые бездарные русские не могут даже легенду своим агентам придумать! Вы же видите, у них даже пайка нет и они питаются мародерством, воруя огурцы!

Возникает командир, который кричит «Не очкуй, Германия!» и приказывает «вежливым людям» поменять месторасположение, а в объектив журналиста попадает ряженый казак с советскими юбилейными медалями. Тот мигом заводит шарманку: «Когда наши деды прибыли в фашистскую Германию со своей очистительной миссией спасать народы всего мира от коричневой чумы, мы выбили таки пыль из этой дурацкой нации хозяев! Там, понимаш, зачистили, а у себя на родине упустили. И притаилась эта зараза фашистская там, на Западной Украине».



Я.з.: Да, тупая быдловата и тупые быдлосовки, которые думают, что на Украине фашизм, когда его там совсем нет. Я думаю, зритель уловил эту мысль... после десятого раза. Сергей Владимирович, я долго сдерживался, но все же должен отметить: ваши идеи и мысли чуть более прямолинейны, чем нацистский журнал «Штурмовик». Кстати, знакомое лицо у этого казака…
П.: Это же Сергей Русскин, заслуженный артист России. Он ещё Сергея Олеговича в «Особенностях национальной охоты» играл и милиционера в «Хрусталёв, машину!»
Я.з. (ухмыляясь): Понятно. Надеюсь, после роли в этом фильме Русскина на родине приняли с распростёртыми объятиями.

Далее немецкий журналист идёт в бомбоубежище, где ему проводят экскурсию по мрачному и тяжёлому быту мирных жителей, скрывающихся от бомбёжек. Парень младшего школьного возраста с тяжестью в голосе показывает койки старичков и своих сверстников. Со временем камера оператора всё больше и больше погружается в темень подземелья, создавая клаустрофобные ощущения.





Я.з.: В кои-то веки действительно атмосферный и талантливо снятый сегмент, без всякой клоунады и прямолинейной пропаганды. Я бы даже поаплодировал. Конечно, если бы не догадался, что это плагиат на «Иди и смотри» Климова и немного на «Ливан» Самуэля Маоза.
С.Л.: А откуда вы!.. Э, то есть просто совпадение!
Я.з.: Да-да, конечно...
И тут в бомбоубежище вбегает нагламуренная чикса, которая даёт своей маме торбу с продуктами и истерично предлагает ей перебраться в другой район Донецка: «Мама, у тебя есть квартира. У тебя есть дом. Там никто не бомбит, мам. У нас охрана, у нас всё надёжно! Там есть горячая вода. Мама, ну чё ты меня позоришь перед этими! У меня все на работе знают и пристают, говорят, чё она у тебя тут сидит? Ну-ка рты закрыли! Тебя не спросила! С этими вшами!»



Я.з.: Мда, пришёл поручик Ржевский и всё опошлил. Нужно было обязательно все испортить быдлодончанами и очередной пропагандой в лоб, о том что сепары сами себя где-то бомбят, а где-то не бомбят. Только взорвавшегося кондиционера в здании луганского ОГА не хватает.
С.Л.: А, блин, забыл...

Гламурная стерва, ничего не добившись от старушки-мамы, выбирается из бомбоубежища, прыгает в джип и уезжает в город через виды донбасского Фоллаута.




Где-то на полторы минуты нас погружают в не имеющую отношения к сюжету интермедию с движущимися по рельсам поездами.



Я.з.: Тот неловкий момент, когда ты хочешь быть похож на Тарковского... А похож на Александа Невского, который растягивает кинофильмы сценами с видео пейзажей. Впрочем, не буду критиковать эти сцены. Смотреть на автобусы и поезда в любом случае гораздо лучше, чем на истеричек и унтерменшей.

Фильм переносится в кабинет главы одного из районов Донецка, где соседствуют флаг Новороссии, триколор, георгиевская лента и портрет и бюст Сталина.
Я.з.: Опять-таки, не хватает только чучела медведя и статуи Ленина в углу.



Чиновника посещают мошенники, которые представляются членами благотворительного фонда, привезшими иконы великомученика Чурила Пленковича и мощи Феодосия Херсонского.
Я.з.: Господин режиссер, вы в курсе, что Чурила Пленкович это былинный богатырь?
С.Л.: Разве? То есть... А, ну да, я в курсе. Это... чтобы все сразу поняли, что они мошенники!
Мошенники с тщательно продуманной схемой требуют, чтобы госадминистрация предоставила им проживание, трёхразовое питание, три Мэрседеса и уазик для мощей. На что бюрократ задавливает их заумной религиозной демагогией, о том, что сила не в материальных богатствах, а в вере, и тактично выпроваживает попрошаек.



Я.з.: Поздравлю, господин режиссёр! В кои-то веки эпизод, способный вызвать улыбку. Но почему мошенники такие тупые, что в лоб просят об услугах? Почему у вас в фильме всё в лоб да в лоб? Ваша целевая аудитория – это идиоты, которым нужно всё разжёвывать?
С.Л. (высокомерно): Уж извините, что вас не спросили. Но я ориентировался на свободомыслящих людей и настоящих патриотов!

А тем временем на улице командир ополченцев в папахе с кокардой российского МВД отчитывает бойца, пойманного на воровстве и ушедшего в самоволку.
Я.з.: Это что, одного из ополченцев теперь играет «немецкий журналист»? Говорите, бюджет у фильма был 71 миллион гривен, хе-хе? У него ещё ушанка с серпомолотом! Это точно не украинский ремейк «Красного рассвета»?



Наказание к нему применяют в духе российской армии: прогоняют по импровизированному коридору и забивают шпицрутенами.







Я.з.: Ну, хотя бы не повезли на черном воронке в ГУЛАГ или в газовую камеру.
После демонстрации кровавых нравов русского мира в рядах ополчения нас переносят к административному зданию, занятому другим батальоном, вокруг которого неразделяющие европейских ценностей совковые бабушки и дедушки поют песню «Коробейники» на фоне триколоров. С.Л. пытается что-то сказать о знакомстве Европы с русской культурой, но Я.з. ржет так, что С.Л. предпочитает замолчать.



В здание входит криминальный браток, такой стереотипный гоп из клипов Миши Маваши, одетый в шапку-гандонку. Причём поднимается по лестнице он полторы минуты.
П.: Режиссёр говорил актёру и оператору, чтобы они специально затягивали хронометраж. Говорил, что если получится короткометражка, жюри в Каннах не будет столь снисходительно.
С.Л. (жарким шепотом): Пссс, малой! Харош базарить и фуфло метать, за такое и на нож можно! Получил свое лавэ и не шелести!

В кабинете на втором этаже за столом с кучей отжатых мабилок и планшетов сидит командир батальона, которому гоп с приветствием «Слава народной власти!» начинает жаловаться, что ополченцы у него джип отжали, хотя он им исправно дань платил. На эти претензии комбат спокойно отжимает у гопа телефон и заставляет подписать бумагу о том, что переоформляет свой джип на ополченцев. А если не подпишет по-хорошему – то заставят подписать по-плохому. И парень вынужден поставить подпись.



Я.з.: А, так вот, выходит, кто у меня в прошлом году в переулке отжал телефон, донбасские ополченцы... Я-то удивлялся, откуда у нас их столько...
Под дулом ППШ калаша гопа выводят из здания. Из того же здания входит пара ополченцев, один из которых напоминает подчеркнуто уродливого Мозгового. Они ведут и привязывают к столбу возле проезжей части пленника из украинского добровольческого батальона, выставляя его на всеобщее обозрение и обливают водой с криком: «Раша, Раша юбер аллес!» На груди табличка с надписью «Я помогал сталинским партизанам!» «Добровольческий карательный батальон».



Я.з.: Вот уж выдающаяся аллюзия на распятие Христа. Великомученик из батальона «Айдар» - это сильно. Кстати, господин режиссер, не хотите ли снять биографию героя Второй мировой войны Оскара Дирлевангера, жестоко убитого поляками?
С.Л.: Поляки, говорите... Нет, вот если бы русские...

Проезжавшие мимо на отжатой ретро-тачке гопники тормозят, подбегают к связанному и начинают с ним селфиться. Потом гопники подзывают к себе девчонок поржать над пленным карателем. К кутерьме присоединяется группка пенсионеров, которая начинает издеваться: над ни в чём неповинным, но несгибаемым пленником: бить его костылями, закидывать помидорами и кричать: «Отдайте деньги за съемки! Против народа воюешь! Пидор, сука! Хуесосина! Ну, отвечай людям?



Я.з. (с сарказмом): Да уж, какое бескультурное, гадское быдло, взращённое радянськой оккупацией та близостью с Мордором. Не то что в Чернигове, где в июле 2018 г. человека привязали к столбу с табличкой «Я ватник».
С.Л.: Борьба с внутренними врагами народа это первый долг каждого художника, как верного патриота своего Рейха... То есть, страны, хотел я сказать.

Рядом останавливается автобус, из которого выходят пассажиры, среди которых папашка с ребёнком.



И эта толпа присоединяется к линчеванию, избивая пленника ниже пояса. Ополченцы понимают, что сейчас бить пленного сбежится весь город им надоела эта будничная картина и они уводят пленника обратно в кутузку. Толпа кидается за ним.



Я.з.: А, теперь всё понял. Был неправ, что кино обличает пенсионеров и гопоту. Тут вообще дончанам всех возрастов и слоёв поставлен диагноз «сепарское быдло».

Следующая сцена – к донецкому ЗАГСу на блатных иномарках и ржавой «Победе» съезжается свадебная делегация.

Я.з.: Вместо Победы стоило вставить Т-34. Что, денег не хватило? Или запретили как коммунистическую пропаганду?
П.: Режиссер сказал, что Победу снимать дешевле, после чего забрал оставшиеся деньги и где-то пропадал две недели.
Это приехали жениться парень с нервным тиком и очередная мерзко ржущая жирная баба.



Я.з.: Что это?
С.Л.: Это экранизация свадьбы ополченцев Куклы и БМВ. Это видео на ютубе есть.
Я.з.: Я тоже смотрел это видео. Но жених там не был с нервным тиком. И невеста там была обычной женщиной среднего возраста, а не пятидесятилетней бабой в два центнера весом. Лозница, да у вас за фетиш на мерзких толстых баб!
П. (шёпотом): О-о! Вы не видели, как он в тайне ото всех на девиантарте ищет арты по запросу «expansion fetish»!
С.Л.: Чего ты там вякнул, малявка? Я тебе сейчас…
Я.з.: Ну-ка цыц! Мы ещё фильм не досмотрели.

Озвучиваются имена брачующихся: Иван Павлович Яичница и Анжела Тихоновна Купердягина.



Я.з.: А в чём смысл отсылки к гоголевской «Женитьбе»?
С.Л.: Я хотел показать, что читал Гоголя.
Я.з.: А в чём смысл отсылки к гоголевской «Женитьбе»?
С.Л. (долго молчит): Вы в жюри Каннского фестиваля сидели когда-нибудь? Вот и заткнитесь!

Под эгидой ополченца с позывным «Дровосек» молодожёны обмениваются кольцами, при этом ведя себя как дауны: невеста пританцовывает как на рок-концерте, а жених засовывает себе кольцо в глаз.



С.Л.: Гы-гы, смешно?
Я.з.: Мда, Жора Крыжовников нашёл себе достойного подражателя.

Приходит какая-то толстая родственница-подруга и зачитывает молодым стихи из стандартной поздравительной открытки.



Я.з.: Лозница, блин!
С.Л.: Что?
Я.з.: Выньте из штанов руки! У нас тут приличное общество. Досмотрим фильм – пойдёте домой – и там будете на жирух онанировать.

Эпилог. Счастливый, как и всё в фильме. Проклятые сепары обстреливают из Градов самих себя украинский блокпост.




Я.з.: Больше похоже на обычные пиротехнические взрывы, а не залпы Градов. Фильм с бюджетом в 71 миллион гривен за версту видать!

В результате – целый пазик погибших. Сам автобус потерял несколько стекол.



Для сепаро-ватно-совков наступает время стряпать очередной фейк. При этом гримируют всё тех же актёров.
Я.з.: Если бы я не видел остального фильма, решил бы, что русские тупые. Но видимо, это тупо попил.
П. (обиженно): А нам, между прочим, за съемки половину денег отдали тухлой колбасой и портретами Петра Порошенко.



В вагончик входит ДНРовский комбат, поставленный охранять фейкостряпальщиков, и из пистолета с глушаком расстреливает всю съёмочную группу, включая ребёнка.




После чего выходит и даёт своим коллегам команду проваливать. Причина этого поступка не объясняется.



Камера отъезжает и замирает.



Я.з.: Что это было?
С.Л.: Э-э-э-э... Годар... Тарковский...
П.: Ну... Там это... По сюжету, группа должна была погибнуть под собственными Градами... И там была сцена, где русские нацисты из Кремля требуют убить актеров для фейка... Но денег не хватило, так что... вот.
Я.з.: Ясно. Мочегоннейшая концовка. Настолько, что мне нужно сходить отлить.
Язвительный зритель уходит из зала, а Лозница гневно уставляется на Петро. На экране меееедленно-меееееедленно, на протяжении целых одиннадцати грёбаных минут, без смен ракурса камеры появляются машины полиции и скорой помощи.



Язвительный зритель возвращается в зал.
Я.з.: Надеюсь, что фильм уже… что? Это дерьмо ещё не кончилось? Я на десять минут отходил и на паузу не нажимал. Нам до сих пор показывают тот же кадр?
С.Л.: Понимаете, я сделал так, чтобы зритель глубже проникся атмосферой…
П.: Да врёт он. Камеру забыл выключить, а потом такой «Монтировать лень. Давай вставим так. Всё равно схавают».
С.Л.: Ах ты… сепар… колорад!
Я.з.: А ну-ка тихо!
С.Л.: Ватники! Агенты Кремля! Я буду в администрацию нашего президента жаловаться! И в Госкино Украины!
Обиженный и рассвирепевший Лозница грозит кулаком и выходит из зала.
Я.з.: Как думаешь, он и вправду пошёл жаловаться?
П.: Не думаю. Наверняка пошёл домой, наяривать на картинки с жирными бабами.
Я.з.: Вот и славненько. Время подводить итоги.

Во время просмотра меня не покидала мысль о том, что Лозница хотел поиграть в Пазолини и дать свои «120 дней Содома», свой калейдоскоп ужасов и мерзостей. Но разница между Пазолини и Лозницей во-первых, в уровне таланта, во-вторых, в том, что легендарный итальянец был ведом прогрессивными идеями и по полной изгалялся над гедонизмом буржуазии, а записавшийся в патриоты Украины белорус стал подыгрывать самому реакционному в истории СНГ режиму с его антикоммунизмом, ксенофобией и заигрыванием с фашизмом. Лозница может сколько угодно прикрываться красивыми словами о том, что он против войны и ксенофобии, за всё хорошее и против всего плохого, блистать эрудицией и начитанностью. Но по факту его фильм гиперболизирует культивируемое украинской пропагандой представление о сторонниках ДНР и ЛНР как о «быдлосовках» и «запутинцах». Чего уж там говорить, когда Лозница в интервью использует слово «колорад» на полном серьёзе, без каких-либо кавычек. Слово, которое было введено в оборот украинскими нациками специально для того, чтобы обесчеловечить своих противников.

При том я признаю, что в ходе войны в Донбассе и со стороны народных республик было всякое: и непреднамеренные жертвы, и ряженые казаки-козицинцы, и русские националисты, и триколоры вперемешку с красными знамёнами и ликами Христа. Но давайте теперь вспомним карикатурных кастрюлеголовых с Майдана, растянем этот стереотип на всех киевлян и про них такой же фильм забацаем. Вот будет здорово, а?



Но даже если ты показываешь негативные стороны, то их тоже можно умело и остроумно высмеять. Причём разными, вполне изящными художественными средствами. Ильф и Петров изящно высмеяли нравы эпохи НЭПа, а Рязанов – неприглядную, хищническую, мещанскую сторону советского общества в «Гараже». Но Лозница живёт уже в другой стране, где художественные стандарты не задраны столь высоко. При низком уровне обрамлённой «блататой» культуры ему достаточно прибегнуть к столь же низким приёмам: плакатно-прямолинейной пропаганде, обилию мата, плагиату «Левиафан» и «Духless», максимальной демонизации противной тебе стороны при помощи обилия убийств, крови, жестокости. Как в каком-нибудь «Аду каннибалов» или «Ильзе, свирепой тюремщице», где экзотические дикари или приспешники абстрактного диктаторского режима ругаются, пытают, убивают, чтобы шокировать аудиторию. Только Лозница дикарей из «Ада каннибалов» одел в военную форму с георгиевскими ленточками, сняв тем самым обычное эксплуатационное кино для фашизированного потребителя и для тех, кто живёт вдали от Донбасса и имеет слабое представление о том, что там творится. Впрочем, я имел честь наблюдать, как либерально и промайданно настроенные хипстеры фильм не оценили. Слишком уж, по их словам, он мерзкий и ксенофобский.

Увы, какое время – такие и творцы. Формула «сними эпатажное дерьмо с матом и жестью и выдай его за то, что тебе хочется» - основное правило игры в современном кинематографе. Михалков снял эпатажное дерьмо и выдал его за военный фильм, Жора Крыжовников снял эпатажное дерьмо и выдал его за комедию. И Лозница снял такое же эпатажное дерьмо. Правда, в отличие от своих предшественников, не до конца определился, как его репрезентовать: то ли как драму, то ли как фарс.

Когда разобрали идейную и художественную стороны фильма, принято рассмотреть и техническую. Изысков операторской работы я тут не увидел. Вместо актёрской игры – кривляния. Атмосфера задана банальными холодными фильтрами как во второсортном боевике вроде «Универсального солдата 3». А главное: где тут заявленный бюджет в 71 миллион гривен? Это, на минуточку, почти три миллиона долларов. За один миллион долларов был снят забойный «Рейд», за два миллиона – «Хардкор», за четыре миллиона – нашумевшая «Брестская крепость». Думаю, украинскому налогоплательщику стоит спросить с ГосКино: неужели его налоги ушли на этот цикл уличных съёмок и пару пиротехнических взрывов? Чему можно научиться у Лозницы, так это попилу денег и последующей отмазке: за свой гонорар он и сценарий нормальный не написал, прикрывшись концептуальностью, и на музыку не тратился, заявив, мол, фильм у нас без музыки для погружения в атмосферу. А вот не получилось погрузиться. Лозница, ты не Хичкок, а «Донбасс» - не «Птицы». Рождённый ползать, как говорится, летать не может.

https://movie-rippers.livejournal.com/406317.html - цинк (по наводке voencomuezd)

Подписаться на Telegram канал colonelcassad

Записи из этого журнала по тегу «кино»

  • "Инквизитор Эйзенхорн" будет экранизирован

    Внезапно. Авторы годной кино-адаптации известного романа Филипа Дика "Человек в высоком замке" решили взяться за...тадам...за…

  • Нерассказанная история Украины. Фильм Оливера Стоуна

    Документальный фильм Оливера Стоуна "Нерассказанная история Украины". На Украине он уже вызвал знатную истерику, причем не только…

  • Битва при Сарагахри

    Давеча посмотрел индийский (!) военно-исторический эпик "Битва при Сарагахри". Кино посвящено реально имевшему место эпизоду конца XIX…

  • В поисках завтра

    Трейлер документального фильма "В поисках завтра", посвященного золотому веку американской кинофантастики 80-х годов XX века, которая…

  • П-принципиальность

    Актер Борис Клюев о принципиальной позиции Кикабидзе по отношению к России. — Немного о политике. Вот вы играли в «ТАСС уполномочен…

  • Вратарь моей мечты

    Трейлер нового отечественного фильма про знаменитого футбольного вратаря 60х Льва Яшина. По трейлеру выглядит как очередное превозмогание…

  • Неизвестные страницы истории от Netflix

    Кадр из сериала "Последний царь" https://colonelcassad.livejournal.com/5083472.html про Николая II от Netflix. Судя по Мавзолею Ленина…

  • "Мидуэй". Трейлер

    Трейлер новой американской ура-патриотической агитки "Мидуэй" посвященной переломному сражению войны на Тихом Океане, когда в течение 5…

  • Коротко о разном. 30.06.2019

    Коротко о разном. 1. По поводу гомо-провокаторов в Крыму, то там все достаточно прозрачно, некие персонажи связанные с недавно выпущенным…


promo colonelcassad июнь 11, 17:10 172
Buy for 750 tokens
На днях пересекся в Севастополя с Максимом Григорьевым, которого хорошо знаю еще по 2014-2015 году, когда он подготовил два отличных отчета, где были задокументированы военные преступления, пытки и факты жестокого обращения со стороны ВСУ, СБУ и МВД Украины за 2014-2015 года…

  • 1
Наташа, в 10-48 ты говорила, что обязательно посмотришь. А в 11-13 - тоже смотрел. Таки где правда?

Два раза посмотрю, хули ты доебался?
Иди поскачи лучше.

  • 1