СolonelСassad (colonelcassad) wrote,
СolonelСassad
colonelcassad

Category:

Трупозаваливание - Как это было

Касательно кровавых большевистских мясников гнавших солдат на убой под пулеметы, тупо атаковавших в лоб, с оружием в руках загонявших солдат на бойню под звуки труб и барабанов без патронов.
По материалу замечательной книги Галактионова "Париж 1914: Темпы операций".
militera.lib.ru/h/galaktionov/index.html
В книге, автор развернуто и наиболее полно раскрывает причины поражения немцев на Марне и наглядно показывает как и почему война на Западе пришла к многолетней мясорубке, превратившей часть севера Франции в лунный ландшафт.

Германская Империя в боях на Западном Фронте.

Тот же автор дает резкую, но, видимо, более близкую к действительности картину того, что представляли собой первоначальные полевые укрепления при переходе к позиционной войне. «Позиционная война поставила войска перед лицом чего-то совершенно нового. Переход к ней оказал деморализующее действие. Упадок духа и бесперспективность охватили всех». Уже в битвах на Шмен-де-Дам и у Ипра самовольный уход с фронта принял опасные масштабы. Беспорядочные приказы сверху об атаках вели к новым бессмысленным потерям, и, в конце концов, части стали отказываться их исполнять. Новые пополнения приводили в темноте прямо на фронт. Части блуждали, попадали под огонь и разбегались. Окопы рыли стихийно, в виде сплошного рва, в котором части скучивались в тесноте: из-за узости окопов и переполнения людьми было невозможно проходить по ним; здесь же бойцы спали без смены. Не было предусмотрено необходимого для отправления естественных надобностей. Защиты против огня и непогоды не было, не было искусственных препятствий.

PS. Что ж это такое, либерально мыслящие товарищи, любят петь мантры про то, что вся наша кадровая армия сдавалась, чтобы не защищать кровавый режим, а тут понимаешь ли никаких большевиков и в помине нет, а народ с фронта драпает и разбегается от артиллерийского огня. Непорядок.


Атаки носили по-прежнему беспорядочный и неорганизованный характер: прямо выпрыгивали из окопов и устремлялись к окопам противника, который, впрочем, применял такую же «тактику». Соседям не доверяли, и на флангах ставили искусственные препятствия, которые затрудняли взаимодействие частей в случае атаки.

PS. Что-то подобное про "неорганизованные и тупые атаки в лоб" вякали "кровавые мясники" Сталин и Жуков, но мы им верить не будем. Ведь "всем очевидно", что беспорядочно и неорганизованно атаковать в лоб укрепленные позиции могут лишь "кровавые коммуняки". Не забудем и про "искусственные препятствия. Не иначе и тут влияние злодейских большевиков, ведь это именно они придумали сажать бойцов в отдельные ячейки вместо траншей.


6 сентября 15-й рез. пех. полк (2-я гвард. рез. дивизия, 10-й рез. корпус), перейдя М. Морен, атаковал французов, занимавших позиции у деревень Шарлевиль и Ля-Вильнев. Бой характеризовался хорошо уже известными нам явлениями. Германская пехота атаковала без артиллерийской поддержки, неся большие потери. Французская артиллерия, заняв заранее подготовленные позиции, вела столь «подавляющий огонь, что трудно представить себе» (сообщение лейтенанта Нетца, командира 8-й роты)

PS. Эти явления нам действительно хорошо известны. Я эти явления в сериале "Штрафбат" регулярно видел. Немцы видимо тоже посмотрели, и решили воспроизвести. Они то глупые не знали, что тупо на убой гонят солдат только жидокомиссары.

В 21 час командир полка приказывает идти в штыковую атаку; огонь противника усиливается, и лишь часть бойцов доходит до окраины фермы. Надвигается ночь. Не остается ничего другого, как отступать, 15-я бригада получает приказ отойти к Плесси-Пласи. Только один (2-й) батальон 93-го полка остается до 22 ч. 30 м. на дороге. В 23 часа 36-й полк располагается на ночлег, южнее Вэнси. Он пережил кровавый день; в двух батальонах из офицеров остался в живых лишь один командир роты; 3-й батальон потерял 11 офицеров и 203 солдата.

PS. В штыковую атаку на пулеметы и пушки, это по нашему, по кроваво-коммуняцки....Что нам 200 с хвостиком трупов...Имя жидокомиссара отдавшего злодейский приказ история умалчивает.

Особенно тяжелый и кровавый бой происходил на участке 14-й пех. бригады — южнее леса Монроль. С огромным напряжением, под огнем французов, некоторые части 27-го и 165-го полков выдвинулись западнее дороги, но вскоре отхлынули к шоссе. Офицеры собирали людей и под бой барабана вели их к дороге, где непрерывный огонь противника косил их ряды. Здесь же, на разбросанных стогах соломы, под огнем, врачи оказывали первую помощь «необозримому множеству раненых»{145}. Град снарядов осыпал пехотные линии 165-го полка, залегшие в 100 м западнее шоссе. Твердая почва не давала возможности окопаться. Командиры рот и взводов были выбиты почти начисто. Соответственно велики были и потери в бойцах.

PS. Простите великодушно, если кто-то знает ссылочку, где жидокомиссары гонят красноармейцев на убой под барабаны, скиньте плиз, а то иначе придется признать, что в этом злодействе немцы держат первенство.

Несмотря на такую рискованную ситуацию, командование не нашло ничего лучшего, как послать батальоны вперед. Около 4 час. вся линия «стрелков королевы» («Konigin-Fusiliere» — так назывались пехотинцы 86-го полка) под градом шрапнелей устремляется [197] к югу от дороги; только пулеметы остаются, продолжая вести огонь с занятых позиций. В этот момент приближаются к дороге части 84-го и 31-го полков и также следуют дальше.
«Я никогда не видел, чтобы мои шлезвиг-голштинцы делали такие большие прыжки,— рассказывает один из участников.— Быстро вперед, через левее лежащий лесок... противник занял лес в 600—700 м.впереди. Теперь сильный артиллерийский огонь противника обрушивается на нас. В течение часа — одна граната за другой, непрерывный потрясающий грохот».
Французов удается выбить из леска. Но, пройдя его, наступающие видят поле, через которое удается сделать несколько перебежек. Теперь вся артиллерия противника обрушивается на них. Дальше продвигаться невозможно. Отовсюду слышатся требования об артиллерии. Но о ней ни слуху, ни духу! Залегшие в 600— 700 м от дороги, «стрелки королевы» остались беззащитными против обрушившейся на них лавины снарядов.
84-й полк, проходя лес у Ножантель, также попал под обстрел французской артиллерии.
«Как только батальон вступил в лес, который, весь был покрыт густым непролазным кустарником и который можно было пройти, лишь по просекам, на него обрушился неслыханный по силе огонь французской артиллерии. Невозможно было больше различить отдельные разрывы. Казалось, что сильная гроза бушует в верхушках деревьев, и молнии, одна за другой сверкают в лесу» (капитан Гюльземан, командир 6-й роты 84-го полка).
В 5-й роте одним попаданием было выведено из строя целое отделение. Выйдя из леса на дорогу Курживо — Ретурнлу, роты 84-го полка с криками «ура» устремляются дальше и залегают рядом с линией «стрелков королевы».
31-й полк (36-я пех. бригада) благополучно добрался до дороги и отсюда с барабанным боем, под звуки горнистов перебегает в лес, в 600 м южнее шоссе; противник уходит прочь; кое-где начинают падать снаряды. Вслед за тем огонь французской артиллерии обрушивается с бешеной силой. Только 2-й и 3-й батальоны 31-го полка потеряли здесь 207 человек.
С 5 час. линия трех полков лежала в 600—800 м впереди дороги Курживо — Эстерне под ураганным огнем, «сила которого превосходила все, пережитое до сих пор». Все еще ждали подхода своей артиллерии. Но ее не было.
Около 700 «стрелков королевы» остались лежать на месте.
[198]
Между 6ч. 30 м.— 7 час. исчезла всякая надежда. Началось стремительное и беспорядочное отступление всей линии назад к дороге.
«Приходящие из передовой линии люди были совершенно расстроена (капитан Гюзельман).



PS. Ситуация действительно рискованная, погнали понимаешь ли под барабаны солдат на убой, а солдаты потеряв 700 с гаком человек оказались понимаешь ли расстроенными. С чего бы это? Не иначе капитан Гюзельман в полном мере овладел искусством большевистского новояза.

Получив новые данные о задержке наступления 12-го германского корпуса, генерал Плеттенберг решает отсрочить наступление своего корпуса. Новый его приказ не был доставлен всюду своевременно, 2-я пех. гв. бригада западнее Экюри уже начала наступление. Несколько рот начали перебежками продвигаться к югу. 500—600 м удалось пройти благополучно, но затем части попали под сильнейший огонь. «С грохотом падали первые гранаты, [251] потрясая землю: пыль, огонь, чад стоят над полем боя. И затем в непрерывной последовательности — гранаты и шрапнели; молотит пулеметный огонь; хлещут пули. Сразу же смешиваются с этим ураганом вскрики раненых, стоны умирающих. Лихорадочно впиваются в землю, разрывая ее штыком и котелком, перочинным ножом, каблуками царапают поверхность, чтобы глубже врезаться в землю»{232}.
Только 2 роты — 10-я и 12-я 2-го гв. пех. полка — потеряли в этой кровавой бане 27 убитыми и 96 ранеными; большие потери понес офицерский состав. На этом участке ни одна немецкая батарея не поддержала своим огнем истекающую кровью пехоту! Артиллерия была сдвинута дальше к западу, телефонная связь с ней отсутствовала.
К вечеру все части 1-й гв. дивизии были возвращены на исходные позиции.

PS. Вот они жертвы кровавого бюрократизма. Как по мне, отличный сценарий для фильма "Штрафбат - Перезагрузка".

Единое руководство боем было, естественно, невозможно; все зависело от инициативы унтер-офицеров, которые впрочем показали себя с лучшей стороны. В лесу и кустарнике сражались врукопашную группами в 5—10 чел. Потери атакующих частей были громадны, в особенности в отношении офицерского состава. Три роты F батальона Франца остались к концу боя без единого офицера: «Потери в командирах были исключительно велики». При атаке части совершенно перемешались; оставшиеся в живых офицеры и унтер-офицеры собирали вокруг себя людей, невзирая на то, к какой части они принадлежат, и бросались снова в бой.

PS. Ну тут все понятно и знакомо, именно этим промышляли кровавые жидокомиссары и политруки в течении войны...Сначала загнать людей на убой, а потом с мизерным числом героев творить чудеса героизма.


Наступление 1-й гв. пех. дивизии во многом носило те же самые черты, что и наступление 2-й. Таким же порядком состоялось выступление на рассвете; затворы от винтовок были спрятаны в хлебных мешках. Те же штыковые атаки и тяжелые потери под огнем противника. 8-я рота 1-го гв. полка попала сначала под пулеметный огонь. «Я вижу, как люди падают, словно скошенные»,— рассказывает Бешвиц, командир роты. Затем, вступив в небольшой лесок, она попадает под огонь артиллерии. «Это был настоящий лесок смерти». Полк, уже в августе потерявший 1600 чел., понес новые потери, в особенности в офицерах.

PS. Опа, да это же аллюзия на "одна винтовка на троих". Тут винтовка есть у каждого, вот только стрелять из них нельзя. У солдат забрали затворы и загнали в "лесок смерти".

В общем, пытливый читатель уже мог заметить, что армия Германской Империи по какой-то странной прихоти, без всякого Сталина и кровавых большевиков, творит на фронте черт знает что...Но собственно, даже этот печальный опыт, не помешал немцам вплоть до самого конца войны гонять солдат в "наступления" подобного рода, как впрочем и остальным участникам войны.

Демократическая Франция не отстает.

Но может быть, это имперские немцы, так злодейски повторяют преступления большевиков. А демократическая Франция воюет искусно, без всяких этих кроваво-большевистских изысков?
Вот, например, свидетельство об атаке 1-й роты 94-го полка (42-я дивизия, 6-й французский корпус, 3-я армия) 22 августа:
«Внезапно, продвинувшись несколько сот метров от Виль-о-Монтуа (южнее Лонгви),
командир 1-й роты приказывает снять ранцы и устремляется со своей ротой в штыковую атаку. Результат был ужасающим: в несколько секунд капитан, два лейтенанта, адъютант, три четверти состава роты были скошены пулеметами, скрытыми позади снопов. Оставшиеся в живых бежали в беспорядке, увлекая за собой 2-й батальон»

PS. Не иначе где-то должны были остаться мемуары немецкого пулеметчика, который поведал потомкам, как пачками гасил тупых французских варваров, которых кто-то гнал на убой и от этого у него случилось расстройство психики.

Не только эта 1-я рота, а весь 6-й корпус в приграничном сражении слепо шел вперед, игнорируя самые элементарные правила разведки, мер охранения при подходе к противнику и т. д. В результате дивизии корпуса оказались внезапно вовлеченными в бой с тремя корпусами противника, разбросанными на фронте в 20 км, без связи между дивизиями и отдельными частями. Своя артиллерия не успела вступить в бой, не зная, где противник, и боясь бить по своим.

PS. Хех, да это же 1941 год...Примеров из практики КОВО и ЗОВО валом...А я наивный думал, что организационный бардак бывает только у кровавых жидокомисаров....

18 августа 61-й полк вышел в район Дьеза, который [489] был эвакуирован противником. На следующий день при продолжении движения на северо-восток полк наткнулся на сопротивление противника, который со своих оборонительных позиций ведет хороший пристрелянный артиллерийский и пулеметный огонь. Пехота залегла среди открытого поля. «Нельзя составить себе точного представления о подавляющем действии, которое оказывали бомбардировки первых дней кампании на еще не обстрелянные войска. Вообразите себе тысячу человек, которые лежат в открытом поле, в густых соединениях получая ежеминутно залпы снарядов и имея единственное прикрытие в своем шанцевом инструменте и в нескольких хлебных снопах».

PS. Вообразил...Кхм...По идее не хватает офицера со свистком в синей фуражке...

Части понесли очень серьезные потери. В 3-м батальоне командир батальона и командир роты ранены, командир 2-й роты убит, значительное число унтер-офицеров также выбито. Некоторые роты пытаются найти укрытие, поблизости, кроме небольших складок местности, ничего подходящего нет. Залпы следуют один за другим. Трубы играют снова атаку. Залегшие линии поднимаются и идут вперед. [490]
Встреченный огнем противника 61-й полк вновь пригвожден к земле, а затем вынужден отступить. В 9-й роте при попытке продвинуться вперед все 4-е отделение выбыло из строя. Остановившиеся группы также жестоко пострадали, и офицеры с револьверами в руках удерживают бегущих назад.
С крупными потерями, под непрерывным обстрелом со стороны противника, полк отходит под защиту небольшой возвышенности, восточнее Вергавиля
. Пулеметов и артиллерии по прежнему нет.

PS. Правильно - "Играй гобой, идем мы на убой"...Офицеры с револьверами останавливают бегущих...Так, где то я это уже видел....

2-й корпус продолжает оказывать помощь колониальному, предприняв атаку против Воклер (Vauclers), которая отражена пулеметами и окопавшейся пехотой немцев; понеся сильные потери, французы отходят на исходные позиции.

PS. Ничего что немножко мяса под пулеметы нагнали, зато у нас демократия, а у кровавых большевиков ужасный тоталитаризм...

На участке 17-го корпуса между дорогами Сомпюи — Домпьер и Витри — Маржери противник прочно удерживается, заняв высоты южнее железной дороги Сомпюи — Витри. Попытки французов продвинуться вперед терпят неудачу из-за пулеметного огня. Командир корпуса доносит командующему армией, что он вынужден «поместить на линию все свои резервы, из которых некоторые понесли большие потери, сильно сократившие их состав»; он требует подкреплений.

PS. Какой коварный командир корпуса, ясно видно что он апологет стратегии "трупозаваливания".

9 сентября продолжались бои за овладение Васенкуром. Немцы укрепились на возвышенности, западнее этой деревни, покрыв ее окопами и проволокой. Командир 15-го корпуса предписывает 29-й дивизии атаковать позицию лишь после артиллерийской подготовки. Еще ночью 111-й пех. полк пытался перейти в атаку, но был остановлен сильным ружейным и пулеметным огнем; полк, понеся тяжелые потери, отхлынул назад на исходные позиции. Но и после артподготовки результат второй атаки тот же самый, 112-й полк не мог даже выйти из леса, что южнее Васенкура, так как [315] всю местность сплошь перекрывал пулеметный огонь немцев.

PS. Правильно, не получилось один раз, погоним под пулеметы еще разок...Не получится - не беда - потребуем подкреплений.

Основываясь на демагогических лозунгах буржуазной демократии, французское главное командование после первых поражений беспощадным террором (массовыми расстрелами) привело разлагающиеся части к повиновению. С другой стороны, расправа коснулась и французского генералитета.

PS. Да они охренели такое творить...Ведь "кровавый тиран" который как "всем известно" организовал "заградотряды", насильный загон на фронт, тупые атаки в лоб - посиживал в ссылке в Туруханском крае.

             Можно конечно предположить, что он уже тогда, каким-то "диктаторским" способом придумал, как заставить цивилизованныx европейцев творить такое...Но историки по этому поводу глухо молчат, ведь если правда об этом злодеянии Сталина выйдет наружу, то страшно представить последствия этого...

В общем и целом, решительно непонятно, почему обе стороны столь яростно копируют либеральные мифы о кровавом тиране, но я надеюсь, что эта страшная тайна будет раскрыта и виновным не уйти от ответа. Думаю в этом нам поможет история "армии которую мы потеряли", но об этом в другой раз.

Tags: 1914, Германия, Марна, Париж, Первая мировая война, Сталин, Франция, мифы, фальсификация, штрафбат
Subscribe
promo colonelcassad июнь 11, 17:10 176
Buy for 750 tokens
На днях пересекся в Севастополя с Максимом Григорьевым, которого хорошо знаю еще по 2014-2015 году, когда он подготовил два отличных отчета, где были задокументированы военные преступления, пытки и факты жестокого обращения со стороны ВСУ, СБУ и МВД Украины за 2014-2015 года…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments