?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Распространить тоталитарную пропаганду Следующий пост
Ветераны
Дед в 1942 году
colonelcassad


Сильная картина от художника Игоря Кравцова.

Подписаться на Telegram канал colonelcassad

promo colonelcassad juni 11, 17:10 172
Buy for 750 tokens
На днях пересекся в Севастополя с Максимом Григорьевым, которого хорошо знаю еще по 2014-2015 году, когда он подготовил два отличных отчета, где были задокументированы военные преступления, пытки и факты жестокого обращения со стороны ВСУ, СБУ и МВД Украины за 2014-2015 года…

Очень крутая картина, даже слов не подобрать. Причем без уходящего сцена была бы не полна.

Пытаюсь найти какие-то сведения про него, и как-то все глухо. Только несколько общих строк.

Гугл (картинки): игорь кравцов художник

и есть целый ряд его картин... Картины - главное.

есть сайты о нем:
http://ikrava.ru/russkij-zhivopisec-sovremennosti-igor-kravcov.html

Edited at 2013-06-20 19:58 (UTC)

Да уж... посмотрел. Действительно сильно. Оба моих деда уже на той стороне...

Берёт за душу - до спазма в горле...

Очень сильно! Ещё есть у Вас его работы?

Нет, свеча в данном качестве не атрибут, а символ. Кстати, символизм в картинах есть часть языка - знать его не только полезно, но и необходимо.

В Галерее Мольберт с 14 - 25 ноября прошла выставка, посвященная памяти художника Игоря Кравцова.
Игорь Кравцов - петербургский живописец, преподаватель Института живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина в мастерской монументальной живописи под руководством профессора А.А. Мыльникова.
Работы художника хранятся в коллекции Государственного Русского музея, Научно-исследовательского музея Российской академии художеств, в частных собраниях в России и за рубежом.
В 1997 году Игорь Кравцов стал лауреатом Государственной стипендии президента РФ.

«В работах Игоря Кравцова ощутимо его отношение не только к искусству, но и к жизни. Героев его композиций отличает особая пристальность взгляда, сосредоточенность, самоуглубленность. Их преследует, не дает покоя память о том, что было, о неимоверных испытаниях, выпавших на долю наших отцов и матерей, о не вернувшихся с кровавых полей мальчишках.
Он связан с ними неразрывно: связан единой почвой, корневой родовой судьбой. Отсюда автопортретная перенапряженность интонации, одухотворенная документальность метафор, пластический язык, не допускающий никакой приблизительности. В пространстве холста слышится голос художника, понимавшего творчество как серьезное, ответственное дело, достойно прошедшего свой жизненный путь»
Владимир Леняшин
Вице-президент Российской академии художеств
Доктор искусствоведения, профессор, заведующий отделом русской живописи ХIХ-ХХ веков Государственного Русского музея

www.youtube.com/watch?v=tyO_36bpvVg

Да...
Стиль Быстровско-Мыльниковской мастерской, как и мастерской Моисеенко не повторим и легко узнаваем.
Мастерство+идея - это всегда сила.

Да, форма = мастерство, содержание = идея. А без идеи искусство -- чистый формализм.

Да... сильная картина, своим символизмом сильная. Я понимаю его, как "последний". Справа стоят ушедшие во время войны, слева - ушедшие после. И он один, еще оставшийся...

Нет. Слева -- живые ветераны, провожающие своего умершего товарища.

Падающая звезда - тоже символ

У меня отец покойный, ветеран, инвалид войны. Воевали все мои родственники. Многие погибли, остальные умерли. Сегодня слушал радиопередачу. Звонили слушатели. Одна начала свою речь так: «мне 82 года, я ветеран войны…….» Сразу выключил приемник, стало очень мерзко. Все меньше остается истинных воинов, истинных ветеранов Великой войны. Все больше прохиндеев выдают себя за героев.

Картина интересная

есть передача горького чувства, образ, но глубины мысли в ней нет.

Для пояснения стих Твардовского

[Нажмите, чтобы прочитать]
В тот день, когда окончилась война
И все стволы палили в счет салюта,
В тот час на торжестве была одна
Особая для наших душ минута.

В конце пути, в далекой стороне,
Под гром пальбы прощались мы впервые
Со всеми, что погибли на войне,
Как с мертвыми прощаются живые.

До той поры в душевной глубине
Мы не прощались так бесповоротно.
Мы были с ними как бы наравне,
И разделял нас только лист учетный.

Мы с ними шли дорогою войны
В едином братстве воинском до срока,
Суровой славой их озарены,
От их судьбы всегда неподалеку.

И только здесь, в особый этот миг,
Исполненный величья и печали,
Мы отделялись навсегда от них:
Нас эти залпы с ними разлучали.

Внушала нам стволов ревущих сталь,
Что нам уже не числиться в потерях.
И, кроясь дымкой, он уходит вдаль,
Заполненный товарищами берег.

И, чуя там сквозь толщу дней и лет,
Как нас уносят этих залпов волны,
Они рукой махнуть не смеют вслед,
Не смеют слова вымолвить. Безмолвны.

Вот так, судьбой своею смущены,
Прощались мы на празднике с друзьями.
И с теми, что в последний день войны
Еще в строю стояли вместе с нами;

И с теми, что ее великий путь
Пройти смогли едва наполовину;
И с теми, чьи могилы где-нибудь
Еще у Волги обтекали глиной;

И с теми, что под самою Москвой
В снегах глубоких заняли постели,
В ее предместьях на передовой
Зимою сорок первого;
и с теми,

Что, умирая, даже не могли
Рассчитывать на святость их покоя
Последнего, под холмиком земли,
Насыпанном нечуждою рукою.

Со всеми — пусть не равен их удел, —
Кто перед смертью вышел в генералы,
А кто в сержанты выйти не успел -
Такой был срок ему отпущен малый.

Со всеми, отошедшими от нас,
Причастными одной великой сени
Знамен, склоненных, как велит приказ, —
Со всеми, до единого со всеми.

Простились мы.
И смолкнул гул пальбы,
И время шло. И с той поры над ними
Березы, вербы, клены и дубы
В который раз листву свою сменили.

Но вновь и вновь появится листва,
И наши дети вырастут и внуки,
А гром пальбы в любые торжества
Напомнит нам о той большой разлуке.

И не за тем, что уговор храним,
Что память полагается такая,
И не за тем, нет, не за тем одним,
Что ветры войн шумят не утихая.

И нам уроки мужества даны
В бессмертье тех, что стали горсткой пыли.
Нет, даже если б жертвы той войны
Последними на этом свете были, —

Смогли б ли мы, оставив их вдали,
Прожить без них в своем отдельном счастье,
Глазами их не видеть их земли
И слухом их не слышать мир отчасти?

И, жизнь пройдя по выпавшей тропе,
В конце концов у смертного порога,
В себе самих не угадать себе
Их одобренья или их упрека!

Что ж, мы трава? Что ж, и они трава?
Нет. Не избыть нам связи обоюдной.
Не мертвых власть, а власть того родства,
Что даже смерти стало неподсудно.

К вам, павшие в той битве мировой
За наше счастье на земле суровой,
К вам, наравне с живыми, голос свой
Я обращаю в каждой песне новой.

Вам не услышать их и не прочесть.
Строка в строку они лежат немыми.
Но вы — мои, вы были с нами здесь,
Вы слышали меня и знали имя.

В безгласный край, в глухой покой земли,
Откуда нет пришедших из разведки,
Вы часть меня с собою унесли
С листка армейской маленькой газетки.

Я ваш, друзья, — и я у вас в долгу,
Как у живых, — я так же вам обязан.
И если я, по слабости, солгу,
Вступлю в тот след, который мне заказан,

Скажу слова, что нету веры в них,
То, не успев их выдать повсеместно,
Еще не зная отклика живых, —
Я ваш укор услышу бессловесный.

Суда живых — не меньше павших суд.
И пусть в душе до дней моих скончанья
Живет, гремит торжественный салют
Победы и великого прощанья.


в нем глубина присутствует.

Re: Картина интересная

Напиши картину с глубиной, кто мешает?